Для добавления материалов необходимо зарегистрироваться и войти на сайт.

Не знаю, верит ли кто-нибудь в то, что между девочкой и телевизором может быть дружба, но я верю. Потому что история, о которой пойдет речь, просто заставляет в это поверить. По крайней мере, в дружбе между двумя людьми я усомнюсь намного больше. Ведь в мире, в котором люди давно перестали доверять друг другу, человеку остались преданы лишь его искусственные друзья. Это машины.

Но начнем нашу историю с самого начала...

Живя в Цементной Долине

Стандартный | Большой | Огромный
Размер шрифта: [?]

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Полина — кудрявая девушка 20 лет
Тэ Вэ — телевизор

 

АКТ I

 

Порт. Раннее утро. По набережной идет Полина и разговаривает сама с собой.

Полина: Когда порт просыпается, я слышу музыку труб и вижу корабли. И первых чаек в небе. И сонные рыбаки то здесь, то там закидывают удочки. Их сны шипят по радио, что они с собою притащили. И музыка у меня внутри громче, чем мысли о предстоящем дне. В ней лязг цепей и шум волны. Я в ней купаюсь. Я с нею просыпаюсь.

Навстречу Полине идет худощавый мужчина в очках, который держит в руках большой телевизор.

Мужчина: Разобью тебя сейчас, и сразу домой.

Полина: (останавливается) Извините, а вы его что… выбросить хотите?

Мужчина: Да. Вон на те камни.

Полина: Зачем?

Мужчина: Мне жена уже все уши прожужжала… Кричит, выброси его и выброси… На кой он тебе нужен? Купи себе новый телевизор, а этот, говорит, выкинь.

Полина: Лучше отдайте его мне.

Мужчина: Зачем? Он же практически не работает.

Полина: Все равно отдайте.

Мужчина: Вещи ненужные, что ли, собираешь?

Полина: Ну…я…

Мужчина: А ладно. Если он тебе так нужен — на, забирай, и отстань от меня (отдает телевизор Полине).

Полина: Спасибо… Ой, он тяжелый!

Мужчина: А ты чего ожидала? Помочь, может?

Полина: Нет, не надо. Как-нибудь справлюсь.

Мужчина: Ну. Смотри сама.

Полина: Спасибо вам еще раз.

Мужчина: Да ну тебя. Делай с ним, что хочешь (уходит).

Пауза.

Полина: (разглядывает телевизор) Видишь, как получается? Чуть тебя не разбили. Еще чуть-чуть бы и всё… Какой у тебя хозяин — сразу выбрасывает. Фу, а пыли сколько. Когда тебя в последний раз вытирали? И кнопки вон, совсем не держатся.

Тэ Вэ: Хорош меня трогать-то, дорогуша.

Полина: (вскрикивает и бросает телевизор) Ай! Как это?

Телевизор не упал и не разбился. У него вдруг появились небольшие пластмассовые ноги, на которых он тут же ловко забегал.

Тэ Вэ: Ну как? Током ударило, да?

Полина: Д-да...

Тэ Вэ: Это бывает. Я всегда бью током тех, кто мне симпатичен. Случайно. Не специально. Рефлекс у меня такой. Ничего не могу с собой поделать. Так что, извини. Можешь считать, что в тебе что-то есть.

Полина: Ничего себе. А как это? Ты что… Ты… это самое… живой, получается?

Тэ Вэ: Нет — притворяюсь. Конечно же, я живой! Сама не видишь, что ли?

Полина: Вот это да! Говорящий телевизор.

Тэ Вэ: Отличная шутка. Вообще-то все телевизоры умеют разговаривать. Только они, как балаболки, болтают о том, о сем, и сильно устают за день. У них просто не остается сил, чтобы потом говорить от себя.

Полина: (дотрагиваясь до телевизора) А имя у тебя есть? Или… Ай! Больно! (одергивает руку).

Тэ Вэ: Осторожней. Что же ты? Я ж говорю, что ток. Не… Нет у меня имени. Но в принципе, ты можешь называть меня Тэ Вэ. Коротко, и легко запоминается.

Полина: А меня зовут Полина. Я… в принципе — дура.

Тэ Вэ: Дура? Ну, дурой быть не так уж плохо. А с чего ты это решила? Ну, я имею в виду, что ты дура?

Полина: Мне все об этом говорят. А все началось с того, что еще в детском саду я нарисовала Марука.

Тэ Вэ: Кого?

Полина: Ну, Марука. Я его сама выдумала. Марук — это такой Царь Горы. Он живет в Цементной Долине, и однажды он заберет меня на свою гору, и я стану вечно счастливой.

Тэ Вэ: Да уж… Что же тогда рисовали остальные дети в твоем детском саду?

Полина: Ничего.

Тэ Вэ: Как? Вообще ничего?

Полина: Ну… Они водили карандашами по бумаге, но на листах ничего не оставалось. Кто-то из них рисовал папу, кто-то маму, кто-то солнце или деревья, но листы были чистыми. А воспитательница хвалила их и отпускала домой пораньше.

Тэ Вэ: Почему ты не делала так же?

Полина: (разводя руками) Может, я, и правда, дура?

Тэ Вэ: Совсем необязательно. Кстати, ты сейчас забрала меня у того человека? Зачем ты это сделала?

Полина: Сама не знаю. Когда мне хочется что-то сделать, я просто это делаю.

Тэ Вэ: То есть ты отобрала меня просто так? Тебе что, вообще не нужен телевизор?

Полина: Нет. У меня есть телевизор. Но я редко его смотрю.

Тэ Вэ: Не понимаю. Ты точно ничего не перепутала?

Полина: Да нет вроде бы.

Тэ Вэ: Гм… Ну что я могу сказать? Теперь я твой телевизор.

Полина: Здорово!

Тэ Вэ: Тогда у меня для тебя первая новость, Поля. Мне очень не хочется, чтобы люди видели, что я «живой». Поэтому давай уйдем отсюда. Только учти. Я буду идти сам. Хочу размять ноги.

Полина: Да-да. Конечно. Сейчас пойдем ко мне домой.

Тэ Вэ: Ты одна живешь?

Полина: Не совсем. С хозяйкой. Но не беспокойся. Она почти не появляется. К тому же у меня очень тихо и спокойно.

Тэ Вэ: То, что нужно. Ну, что? Пошли?

Полина: Пошли.

Идут вдоль набережной.

Тэ Вэ: (плюет в море) Хрк тфу! Вот вам! Сдохните!

Полина: (удивленно оборачиваясь) Ты это о ком?

Тэ Вэ: Да так... О людях.

Полина: О людях?

Тэ Вэ: Точно. Я бы их всех поубивал.

Полина: Ты чего злишься-то? Что они такого тебе сделали?

Тэ Вэ: Они меня били, обзывали и заставляли работать. Твари неблагодарные! Люди — отвратительные существа.

Полина: А зачем в воду плевать? Вода-то чем виновата?

Тэ Вэ: Пусть пьют, травятся. У меня слюна ядовитая.

Пауза.

Тэ Вэ: Может, у какого-нибудь рабочего, ну, например, атомной станции, схватит живот от такой воды, и он возьмет да и нажмет не на ту кнопку. Представляешь, что будет? Все умрут одним махом.

Полина: (качает головой) Ты такой маленький, а такой злой!

Тэ Вэ: Я умный, поэтому и злой. А ты большая, а натуральный одуванчик.

Полина: Тоже мне умник нашелся. Ведешь себя, как мальчишка. Следи теперь за тобой, чтобы не влез куда.

Тэ Вэ: Хочешь быть мне няней? Давай! Держи меня тогда за антенну.

Полина: А меня не ударит?

Тэ Вэ: Не бойся. Не ударит. Обещаю.

Полина: Точно?

Тэ Вэ: Точно. Поверь мне.

Пауза.

Полина: Какая прелесть (осторожно берется за антенну).

В порт постепенно стягиваются грузчики. Они проходят мимо Полины и Тэ Вэ, не обращая на них никакого внимания.

Тэ Вэ: Как думаешь, о чем они сейчас думают?

Полина: Не знаю. А ты знаешь?

Тэ Вэ: Наверно, ни о чем не думают. Просто идут мимо и всё. Похоже, им вообще всё равно, что мы здесь стоим.

Длинная пауза.

Полина: Слушай, а ты неплохо научился разговаривать.

Тэ Вэ: Стараюсь. Все-таки болтать — это моя работа.

Полина: А тебе самому она нравится?

Тэ Вэ: Нет, не нравится. Глупо всё это. Ни к чему. А вот поговорить, да так чтобы со смыслом, очень хочется.

Полина: И мне тоже. Тоже хочется поговорить с кем-нибудь. Вот ты появился, и теперь мне есть с кем разговаривать. А то мне почти не с кем было…

Тэ Вэ: Не бойся, мы еще с тобой успеем наговориться. Но пока нужно уходить, пока сюда не пришли еще какие-нибудь люди. Поняла?

Полина: Поняла.

Тэ Вэ: Вот и отлично. Уходим.

Полина: Угу.

Уходят.

 

АКТ II

 

Крыша многоэтажного дома. На крыше стоят Полина и Тэ Вэ. Телевизор вышагивает взад-вперед, разговаривая сам с собой, а Полина делает вид, будто что-то бросает с крыши.

Тэ Вэ: Вот. Так и есть, черт побери. Никто и не сомневался, черт побери.

Полина: Что ты там все время бормочешь?

Тэ Вэ: Вот. Так и есть, черт побери. Никто и не сомневался, черт побери. Извини, что ты говоришь?

Полина: (громче) Я говорю, что ты там все время бормочешь?

Тэ Вэ: Да так. Понапихали в меня всякого хлама. Чувствую себя мусорным ящиком. А ты что делаешь? Поля! Слышишь меня? Что ты делаешь?

Полина: Камушки бросаю.

Тэ Вэ: Чего?

Полина: Камушки бросаю… в Масляную Реку.

Тэ Вэ: (подходит к Полине) В какую еще Масляную Реку?

Полина: (указывает куда-то пальцем) Ну, в ту…

Тэ Вэ: Машины застряли в пробке, тянутся до самого горизонта, а ты называешь это Масляной Рекой?

Полина: Да... Масляная Река… Это Масляная Река… Правда, она красивая?

Тэ Вэ: Машины и машины, причем здесь река? Хотя, конечно, вам, людям, виднее. А что ты еще подмечаешь?

Полина: Ну-у… Вот вчера, например, разговаривала с воронами.

Тэ Вэ: С этого места поподробнее…

Полина: Сейчас припомню… Ах, да… Сидела себе на крыше, а рядом, как обычно, оказались вороны. Я спросила их, почему они такие грустные, а они ответили, что скоро станет холодно, и им придется улетать из города.

Тэ Вэ: С тобой разговаривали вороны? И ты не удивилась?

Полина: Да нет… они всегда со мной разговаривают, с самого детства. Я уже привыкла к этому. А что?

Тэ Вэ: Да нет, ничего. А с телевизорами ты раньше разговаривала?

Полина: Нет, такое со мной впервые.

Тэ Вэ: Может быть, это в тебе дело, что ты всех понимаешь?

Полина: Может, и во мне. Не знаю. Я, наверное, больная. Скажи мне, я похожа на больную?

Тэ Вэ: Да есть немного. Но тебе даже идет. Ты вообще какая-то непонятная. Но мне это нравится. Важно уже то, что ты совсем не злая, как обычные люди. И забудь про то, что тебя называют дурой. Я тебе запрещаю так думать. Хорошо?

Полина: Хорошо.

Длинная пауза.

Полина: Тэ Вэ, скажи, а зачем людям машины?

Тэ Вэ: В смысле?

Полина: Ну, я имею в виду, зачем так много кранов подъемных… там… грузовиков, приборов всяких?

Тэ Вэ: Ну, как зачем? Наверно, чтобы легче жить.

Полина: Это как?

Тэ Вэ: Ну, вот смотри. Вот, например, лифт. Да? Лифт нужен, чтобы люди не поднимались по лестнице. Потому что это тяжело. Постоянно вверх-вниз ходить пешком. Никакого терпения не хватит. А так есть лифт. Зачем людям тратить время и силы на то, чтобы сто раз подниматься и опускаться по одной и той же лестнице. Понимаешь?

Полина: А мне всегда нравилось подниматься по лестнице. И это вовсе не трудно. Когда поднимаешься по лестнице, как будто ждешь чего-то. Поднимаешься и думаешь, на каком ты этаже. И от ожидания в животе становится так тепло и волнительно.

Тэ Вэ: Хорошо. Допустим, ты поднялась. А если тебе нужно спуститься? Тебе ведь может надоесть постоянно спускаться по лестнице. Когда-нибудь, да и наскучит.

Полина: Если я спускаюсь по лестнице, и у меня хорошее настроение, я сажусь на перила и скольжу. На лифте — быстро, а пешком интереснее. Хочешь — так спускаешься, хочешь — по перилам скользишь, а хочешь — можешь вообще остановиться. Постоять, подумать о чем-нибудь.

Тэ Вэ: Ладно. Давай возьмем подъемный кран. Сама о нем вспомнила. Вот где обычно люди живут?

Полина: В домах.

Тэ Вэ: Понятное дело. Но в каких домах? В многоэтажных. Правильно?

Полина: Да. В многоэтажных.

Тэ Вэ: А как ты представляешь себе построить такой большой дом без подъемного крана? Этажей надо сделать много, и людей в дом тоже нужно запихнуть много.

Полина: Ну, не знаю. Я только яблоки в карманы запихиваю.

Тэ Вэ: Так это примерно так же. Люди — что-то вроде яблок в холодильнике, только каждый в своей коробке.

Полина: А зачем люди хотят быть, как яблоки?

Тэ Вэ: Это не они хотят. Это те, кто новостройки строят, так хотят. Это они их туда запихивают. Чтобы занимали меньше места. Всё равно все люди одинаковые.

Полина: Ничего не одинаковые.

Тэ Вэ: Одинаковые.

Полина: Не одинаковые.

Тэ Вэ: А я говорю одинаковые.

Полина: А я говорю не одинаковые.

Тэ Вэ: Ну что ты со мной споришь? Я лучше знаю.

Полина: Ничего ты не знаешь. Откуда ты можешь это знать? Ты же телевизор.

Тэ Вэ: Ну да. Я тупая говорящая коробка, и не мне об этом рассуждать.

Полина: Я так не говорила.

Тэ Вэ: Да ну тебя. О чем с тобой вообще можно разговаривать?

Полина: Обиделся, что ли?

Тэ Вэ: Вот еще. Буду я еще обижаться. Нужна ты мне больно.

Полина: Обиделся. Надулся опять, как мальчишка. Да-а… Вот уж не думала, что телевизор может так обижаться.

Тэ Вэ: Опять издеваешься, да?

Полина: Ну прости меня. Я не то хотела сказать. Я не хотела тебя обидеть. Честно. Ну что ты? Хватит дуться. Ты же мой друг. А друзья должны прощать друг друга.

Тэ Вэ: Ладно… не будем спорить.

Короткая пауза.

Полина: (потягиваясь) Ох… Как же здесь хорошо на крыше. Спокойно. Глянь, Тэ Вэ, глянь, какой вид открывается, какой город все-таки большой. Наверняка, когда ты был у своего хозяина, ты такой красоты не видел. Давай просто посидим вместе, полюбуемся.

Тэ Вэ: Посмотрим на Масляную Реку.

Полина: Да. Посмотрим на Масляную Реку.

Тэ Вэ: Давай.

Оба садятся и начинают молча смотреть вдаль.

Длинная пауза.

Полина: Тэ Вэ!

Тэ Вэ: А?

Полина: Слушай, а ты ведь тоже машина, получается?

Тэ Вэ: Да. Получается, что так.

Полина: Ну… машиной быть не так уж плохо (улыбается).

Тэ Вэ: Угу.

Полина: Как же так вышло, что ты вдруг решился заговорить?

Тэ Вэ: Ну…

Полина: И почему ты не показал своему бывшему хозяину, что умеешь думать и говорить от себя? Он ведь до сих пор не знает об этом? Так ведь?

Тэ Вэ: Да. Не знает. Я ему себя не выдал. Мне неинтересно было с ним жить, а разговаривать тем более не хотелось. К тому же, если бы он узнал, что я такой самостоятельный, он бы отнес меня каким-нибудь ученым. Ведь этим ученым только этого и нужно. А мне, если честно, никого развлекать не хочется. Надоело уже.

Полина: Что же ты от своего хозяина не убежал, если тебе с ним было плохо? Давно был бы свободен.

Тэ Вэ: Да нет. Мне не было с ним плохо, хотя его родственники меня и били. Просто мне с ним было «никак». Есть — плохо. Есть — хорошо. А есть — никак. Вот мне с ним было «никак».

Полина: И ты всё равно не думал о том, чтобы убежать?

Тэ Вэ: Как тебе объяснить? Я не могу бросить своего хозяина. Я так устроен. Только если он сам не захочет от меня избавиться. Ты спрашивала меня о машинах. Так вот, в каждой машине заложена верность человеку — своему хозяину.

Полина: Получается, что если бы я не забрала тебя у твоего хозяина, ты бы дал себя разбить?

Тэ Вэ: Да.

Полина: Ты это серьезно?

Тэ Вэ: Абсолютно.

Полина: Ну и ну… И что же ты теперь будешь делать? Без хозяина?

Тэ Вэ: Почему без хозяина? Теперь ты мой новый хозяин. Точнее, хозяйка.

Полина: Как это? Ах, да! Точно же. Ты же теперь мой телевизор. Надо же, я совсем забыла об этом. Только какая я тебе хозяйка? Ты ведь мне друг, а не вещь какая-то.

Тэ Вэ: Называй, как хочешь. Суть от этого не меняется. Даже если ты сама по себе, а я сам по себе — я все равно не могу уйти от тебя.

Полина: И даже если пройдет много-много лет, и я стану совсем старенькой, ты все равно будешь рядом?

Тэ Вэ: Я буду рядом.

Полина: И если вдруг я стану совсем ненормальной и совсем дурной? Всё равно не бросишь?

Тэ Вэ: Не брошу.

Полина: И ты никогда не бросишь меня, даже если со мной что-то случится?

Тэ Вэ: Никогда.

Полина: Никогда-никогда?

Тэ Вэ: Никогда.

Полина: (всхлипывает) Тэ Вэ — ты самое замечательное создание из всех, которые я когда-либо видела.

Тэ Вэ: Ты что, плачешь что ли? Поля?

Полина: (плачет) Да-а…

Тэ Вэ: Ты это чего? Прекрати сейчас же! Кончай эти свои человеческие штучки.

Полина: (плачет еще громче) Я самая счастливая… самая счастливая дура на Земле. Мне такого еще никто не говорил.

Тэ Вэ: Успокойся. Не надо так уж меня идеализировать.

Длинная пауза.

Полина: (вытирая слезы) Тэ Вэ?

Тэ Вэ: А?

Полина: Кажется, я поняла, для чего нужны машины.

Тэ Вэ: Ну и для чего же?

Полина: Чтобы человек никогда не оставался один.

Тэ Вэ: Думаешь?

Полина: Угу.

 

АКТ III

 

Крыша.

Тэ Вэ: Уже битый час здесь сидим, а я все никак не могу вспомнить, что хотел сказать. Вот так всегда. Только припомнишь что-нибудь важное, и на тебе. Что же я хотел сказать-то такое? А? Поля, а ты не подскажешь случайно, что я все время пытаюсь вспомнить?

Полина: Неа...

Тэ Вэ: Вот и я о том же… Дьявол.

Пауза.

Полина: (плюет на тротуар) Хрк тфу!

Тэ Вэ: Ты что, плюнула только что? Или мне показалось?

Полина: Плюнула.

Тэ Вэ: Зачем?

Полина: Не знаю. Просто так. Наверно, у тебя научилась.

Тэ Вэ: Поля. Послушай меня. Ты ни в коем случае не должна за мной ничего повторять.

Короткая пауза.

Тэ Вэ: Поверь мне. Тебе так будет лучше.

Полина: Ладно. Не буду.

Тэ Вэ: Вот и правильно. Нет. Стоп! Неправильно. Я не то совсем говорю. Давай по-другому. Лучше на секунду забудь про меня и попытайся не делать так, как я говорю.

Полина: Хорошо.

Тэ Вэ: Давай проверим. Подними правую руку.

Полина поднимает правую руку.

Тэ Вэ: Вот опять. Опусти. Опусти ее. Что же ты руку подняла?

Полина: Ты же сам попросил.

Тэ Вэ: Да нет же. Запомни. Не делай то, о чем я тебя прошу. Что бы я ни просил — делай наоборот. Поняла?

Полина: Поняла.

Тэ Вэ: Хорошо. Давай тогда еще раз подними правую руку.

Полина в ответ ничего не делает и продолжает стоять, как стояла.

Тэ Вэ: Молодец. Уже лучше. А теперь сама сделай то, что хочешь. Вот что ты сейчас хочешь сделать — то и сделай!

Пауза.

Полина начинает кружиться на месте.

Тэ Вэ: Не смотри на меня. Не смотри на меня, говорю. Кружись.

Полина: Смотри, как я могу, Тэ Вэ. Я сейчас взлечу (продолжает кружиться).

Тэ Вэ: Не стесняйся. Кружись. Никто не смотрит, Поля. Вот так.

Полина: Фуф… Голова кружится (смеется и картинно падает на спину).

Пауза.

Тэ Вэ: Устала?

Полина: Да.

Тэ Вэ: Отдышись.

Полина: Фуф… Вот это да! Еще бы чуть-чуть… ой, фуф… еще бы чуть-чуть, и наверно бы полетела. Прямо как птица.

Тэ Вэ: Не вставай. Отдышись.

Пауза.

Полина: Ты здесь, Тэ Вэ?

Тэ Вэ: Здесь.

Полина: Я хочу сказать тебе кое-что. Только ты не подумай, что я преувеличиваю…

Тэ Вэ: Что ты хотела сказать?

Полина: Мне кажется... В общем, мне кажется, что я рано умру.

Тэ Вэ: Начинается. Опять ты себе нафантазировала. Такими вещами вообще-то не шутят. Ну, вот скажи мне… скажи, с чего ты это решила, а?

Полина: Просто чувствую.

Тэ Вэ: Чувствует она. Интересно, и как же это произойдет? Что ты, вот так вот просто возьмешь и умрешь, что ли? Или как?

Полина: Меня заберет Марук.

Тэ Вэ: Кто? Марук? Это, случайно, не тот ли цементный божок, которого ты в детском саду малевала?

Полина: Тот самый.

Тэ Вэ: Поля... Даже не знаю, что тебе сказать. У тебя мозг ребенка. Тебе взрослеть нужно. Веришь в какого-то Марука, вместо того, чтобы, когда идешь по улице, под ноги себе смотреть. Ей-богу, как маленькая.

Полина: Не веришь, и ладно.

Тэ Вэ: Давай еще ты теперь обидишься. Ну вот объясни мне, зачем тебе эти сказки?

Полина: Он мне снится.

Тэ Вэ: Снится. Как там у вас это называется? Мистика, по-моему. Может, ты еще и описать его сможешь?

Полина: Могу нарисовать.

Тэ Вэ: Хорошо. Возьми мою антенну и попробуй нарисовать его прямо тут. Здесь такой толстый слой пыли. Не пачкай руки, и так спина уже вся белая. Сними антенну. Только аккуратней.

Полина снимает с телевизора антенну и, сев на корточки, начинает что-то рисовать на толстом слое пыли, покрывающем крышу.

Полина: Вроде бы все. Закончила. На… посмотри…

Тэ Вэ: Уродец какой-то получился. А это что? Туловище?

Полина: Да нет же. Это гора, на которой он стоит. А вот это наверху — это он. Видишь?

Тэ Вэ: Все равно уродец какой-то.

Полина бросает антенну в пыль, скрещивает руки на груди и отворачивается.

Полина: И зачем я тебе все это рассказываю? Только смеешься надо мной.

Тэ Вэ: Да не смеюсь я. Ты чего?

Полина: Не стесняйся. Надо мной и так все смеются. Продолжай.

Тэ Вэ: Ох, и сложно же с тобой, Поля. Ты пойми. Я зла тебе не желаю. Но верить в нарисованного героя… Ну это как бы… Бессмысленно, что ли…

Пауза.

Тэ Вэ: Давай подойдем к краю. Я тебе кое-что покажу.

Подходят к краю крыши.

Тэ Вэ: Смотри. Видишь? Там внизу ходят люди. Разного возраста, разных профессий. У них разные интересы, разный внешний вид. У многих есть семьи. Вон видишь? Некоторые куда-то спешат.

Полина: Вижу…

Тэ Вэ: Вот этот тоже куда-то спешит. Так вот. Могу поспорить, что каждый день он одинаково встает с постели, одинаково идет на работу по одной и той же дороге и делает то же самое, что и предыдущим днем. И его это устраивает. Они почти как я. Одни и те же программы и время, в которое их показывают. Время идет, и программы не меняются. А ты… Ты сейчас стоишь на крыше. Ты не там. Полчаса назад ты кружилась на месте, а не перебирала какие-нибудь бумажки в какой-нибудь конторе. Ты разговаривала с воронами, а не с подругами по телефону. А теперь скажи мне. Как ты сама думаешь, ты сильно отличаешься от остальных людей?

Полина: (нахмуривается) Ну… возможно.

Тэ Вэ: Не просто «возможно». Я уверен, что отличаешься. Иначе бы ты не стояла здесь со мной. А была бы там. Среди них. Ведь так?

Полина: Наверно, так.

Тэ Вэ: Да так все, Поля. Так. Хочешь, я даже скажу тебе, что они могут с тобой сделать?

Полина: Что?

Тэ Вэ: Если ты расскажешь им то же, что и мне, они не захотят с тобой разговаривать. Им это не нужно. Как развлечение — может быть. Как всё остальное — нет. Они упекут тебя в психушку, где тебя будут лапать и рассматривать.

Полина: (еще больше нахмуриваясь) Я не хочу, чтобы меня рассматривали…

Тэ Вэ: А так и будет. Поверь мне. Вот так и выходит, Поля, что и со мной, и с тобой они поступят одинаково.

Полина: Но ты же мне почему-то доверился.

Тэ Вэ: Доверился. И не жалею об этом. Ты понимаешь, мы вот тут с тобой спорим, а на самом деле мы с тобой одинаковые. У меня внутри почему-то постоянно идет голос. Словно диктор что-то про нас говорит. И про эту крышу тоже.

КОРОТКАЯ ПАУЗА

Тэ Вэ: Кстати, знаешь, почему я разозлился из-за твоего Марука? Я не хочу, чтобы ты вообще думала о смерти. Не надо.

Полина: Ты правда так за меня переживаешь?

Тэ Вэ: Да.

Полина подвигается ближе к Тэ Вэ и мягко обнимает его.

Полина: Можно?

Тэ Вэ: Можно.

КОРОТКАЯ ПАУЗА

Тэ Вэ: Правда, я так до сих пор и не понял, зачем люди это делают.

Полина: Обнимаются? Просто так. Когда хочется. Когда хорошо или, наоборот, грустно.

Тэ Вэ: А тебе сейчас хорошо или грустно?

Полина: Мне и хорошо, и грустно одновременно. Но больше хорошо.

ДЛИННАЯ ПАУЗА

Полина: Я вот думаю. Почему им не понравится то, что я делаю? Конечно, я не красавица и не слишком умная… но всё же.

Тэ Вэ: Брось. Не думай об этом.

Полина: Да я как-то…

Тэ Вэ: Не думай об этом. Не думай. Всё нормально. Просто мы другие, Поля.

ПАУЗА

Тэ Вэ: У тебя, кстати, есть друзья?

Полина: Нет... Ну, кроме тебя, конечно.

Тэ Вэ: А почему?

Полина: Я как-то об этом не думала.

Тэ Вэ: Значит, я все-таки был прав. Видишь? А ведь ты ничем их не хуже. Что в тебе плохого? Ничего.

ПАУЗА

Тэ Вэ: Я уверен, они просто тебя не понимают. Они не понимают тебя, потому что ты не похожа на них, и с тебя просто нечего получить. Вот почему.

Полина: Получить? Что с меня получить?

Тэ Вэ: Не знаю, что-нибудь полезное.

Полина: Но у меня почти ничего нет.

Тэ Вэ: Вот поэтому ты их и мало интересуешь.

Полина: А если у меня есть Чулок Снов? Я в него сны рассказываю, а потом храню. Это подойдет?

Тэ Вэ: Нет. Не подойдет, Поля. Вот если бы в твоем чулке были деньги… Тогда да… А так для них это бесполезная вещь.

Полина: Деньги? (шарит в кармане кофты). У меня есть немного… (достает несколько купюр). Хватит?

Тэ Вэ: Нет. Не хватит. Убери их. Ты их всё равно роняешь.

Полина: Неужели этого не хватит, чтобы со мной дружили?

Тэ Вэ: Нет, Поля.

ПАУЗА

Полина: Не понимаю. А ты меня не обманываешь? Неужели нельзя дружить просто так? Что, обязательно для этого что-то иметь?

Тэ Вэ: Да. Но и деньги не самое главное, что нужно иметь. Главное, что чем больше в тебе пользы — тем больше ты нужна.

Полина: Но любят ведь не за что-то. Причем здесь польза?

Тэ Вэ: А бродяги? Кому нужны бродяги? Скажи мне. Да никому они не нужны. Потому что с них ничего не получишь. С них нулевая польза, только проблемы. Я знаю, вы чувствуете запахи. И еще я знаю, что вы не любите запах от бродяг, я где-то слышал.

Полина: Зря ты так говоришь. Это здесь совсем не причем.

Тэ Вэ: Не причем говоришь? Но богатый человек, с хорошей машиной и с кучей всего остального, почему-то привлекательнее. Наверно, потому что может многое дать, правда? Ты об этом не думала?

Полина: Не думала. Да и глупо это всё как-то… Ну а дети? Детей ведь любят не за что-то, а просто так?

Тэ Вэ: Своих детей любят. Вот именно, что своих. А от чужих избавляются абортом.

Полина: Что ты за вещи такие рассказываешь? Многие люди усыновляют детей, а ведь это не их дети.

Тэ Вэ: Материнский инстинкт, отцовский инстинкт… Людям всё равно, о ком заботиться. Хоть о собаке, хоть о кошке, хоть о плюшевой игрушке. Нет, лучше, конечно же, ребенок. Кто же спорит? Если уже своего нет, то и чужой сгодится. Поэтому и усыновляют.

Полина: Ты очень жестоко сейчас говоришь. Не надо так. Ты просто многого не знаешь, а делаешь выводы. Люди не такие, как ты о них думаешь.

Тэ Вэ: Человечные, да? Не обманывай себя, Поля…

КОРОТКАЯ ПАУЗА

Полина: Почему ты так уверен, что много знаешь о людях?

Тэ Вэ: Потому.

Полина: Ну почему?

Тэ Вэ: Да потому, что знаю. Пока я жил со своим хозяином, мне приходилось пропускать через себя кучу всякой ахинеи. Представь, каждый день через тебя проходит всякая нужная и ненужная болтовня. Постоянно новости, фильмы, исторические и документальные…

Полина: Но ты же не человек. И всё равно судишь о людях.

Тэ Вэ: Я наблюдал за вами со стороны. Вот и сужу. Поверь мне, времени для того, чтобы вас изучить, было предостаточно. И самое главное, я понял, какую ошибку вы, я имею в виду, люди, всегда допускаете.

Полина: И какую же?

Тэ Вэ: Вы ухитряетесь придумать и переиначить всё так, чтобы в первую очередь вам было хорошо. Хороните родных и плачете. А на самом деле себя жалеете. Убиваете животных, лишь бы у вас мясо было. Вас бы так… на мясо! Вы думаете только о себе и подстраиваете всё под себя. А потом уже для других. Я же устроен по-другому. Мне нужно кому-то служить, даже если я этого не хочу.

Полина: Тебя послушать, так выходит, что все люди эгоисты.

Тэ Вэ: Выходит, что так.

Полина: Чушь ты говоришь, Тэ Вэ. Чушь.

Тэ Вэ: Это еще почему это чушь?

Полина: Потому что… Потому что! Прошу тебя, пожалуйста, остановись. Откуда в тебе эта злость? Не надо так ненавидеть людей. Всё равно они в душе хорошие. И не такие они корыстные, как ты думаешь

Тэ Вэ: Как знаешь. Считаешь, что я не прав? Хорошо. Только потом не говори, что я тебя не предупреждал.

ДЛИННАЯ ПАУЗА

Полина: Что-то ворон не видно.

Тэ Вэ: Это тех, говорящих?

Полина: Ага.

Тэ Вэ: Улетели, наверно. Как и обещали.

Полина: Наверно.

 

АКТ IV

 

Порт. Раннее утро. По набережной медленно идут Полина и Тэ Вэ.

Полина: Все-таки это рискованно.

Тэ Вэ: Да ладно тебе.

Полина: А я говорю, рискованно. Совсем обезумел.

Тэ Вэ: Всем плевать.

Полина: Вот ты…

Тэ Вэ: Спокойно, Поля. Не волнуйся. Никого нет.

Полина: Но тебя же могут увидеть.

Тэ Вэ: Никто меня не увидит. Людей пока совсем мало.

ПАУЗА

Полина: Что же ты делаешь? Тебя сейчас заметят и всё. И заберут. Что мне потом делать? Ты обо мне хотя бы подумал?

Тэ Вэ: Не хнычь. Я всё предусмотрел.

Полина: Надо было тебя не слушать.

Тэ Вэ: Поздно. Пришли уже.

Останавливаются. Полина скрещивает руки на груди и отворачивается.

ПАУЗА

Тэ Вэ: (поворачивается к воде) И ты, правда, каждое утро приходишь сюда?

Полина: Да. Каждое утро.

Тэ Вэ: И что ты тут ищешь?

Полина: Ничего. Мне просто здесь нравится. Здесь очень красиво. Спокойно.

Тэ Вэ: Как раз вот это для меня всегда было загадкой. Почему некоторые люди себя так ведут? Здесь нет еды, здесь нет развлечений, здесь есть только вода и корабли. Но это место почему-то тебя притягивает. В чем секрет?

Полина: Сама не знаю. Вроде бы нет никакого секрета.

Тэ Вэ: Но всё же здесь что-то есть? Ведь есть?

Полина: Есть.

Тэ Вэ: Что же?

Полина: Музыка.

Тэ Вэ: (оглядываясь по сторонам) Какая еще музыка?

Полина: Ты не знаешь, что такое музыка?

Тэ Вэ: Да нет же. Я знаю, что такое музыка, но я ничего не слышу.

Полина: (делает вдох) Музыка… она здесь повсюду. Неужели не слышишь?

Тэ Вэ: Не слышу. Где она… где музыка? И где музыканты? И почему никто не поёт? Что-то я не понимаю. Ты, по-моему, решила надо мной пошутить.

Полина: Да нет… ты не совсем понял. Прислушайся к звукам.

Тэ Вэ: Не слышу. Ничего не слышу. Почему ты слышишь, а я не слышу?.. Научи меня… как ты это делаешь?

Полина: Обычно я зажмуриваю глаза, вот так (закрывает глаза). Так легче настроиться. А потом открываю их и начинаю слушать (открывает глаза). Представь, что где-то здесь есть матросы, и они в эту самую минуту учатся танцевать. Представил?

Тэ Вэ: Танцующие матросы? Ну хорошо, представил…

КОРОТКАЯ ПАУЗА

Полина: Вот сейчас… слышишь, закашлял мужчина с удочкой (указывает куда-то пальцем). Он взял шикарную ноту.

Тэ Вэ: Он еще и подбородок гладит…

Полина: Не отвлекайся.

Тэ Вэ: Хорошо.

КОРОТКАЯ ПАУЗА

Полина: Слышишь, волна ударила о берег?

Тэ Вэ: Да. Слышу.

Полина: А вот сейчас, кажется, была чайка. Успел?

Тэ Вэ: Да, точно. Чайка.

Полина: (прислушиваясь) А это вроде бы колокол вдалеке.

Тэ Вэ: Да, похоже на колокол.

Полина: И ветер.

Тэ Вэ: Ветер.

Полина: Брызги.

Тэ Вэ: Слышу.

КОРОТКАЯ ПАУЗА

Полина: Слышишь, звуки повторяются? Вот рыбак вновь закашлял, а вот снова крик чайки. И волны. Волны бьются. Всё повторяется. Это сердце порта бьется, Тэ Вэ. Это и есть его музыка.

Пока Полина и Тэ Вэ смотрят на воду, парень в белой майке подбегает к Полине и неожиданно отбирает у нее сумочку. Полина вскрикивает и от резкого рывка падает на бок. Вор быстро убегает в неизвестном направлении.

Полина: (отчаянно кричит) Стой! Вернись… Куда ты? Отдай!

Тэ Вэ: (разворачивается) Что такое? Что случилось?

Полина: (плачет) Украли…

Тэ Вэ: (бегает вокруг Полины) Что украли? Кто украл?

Полина: (держится за ушибленное колено) Сумочку украли…

Тэ Вэ: Вот же гаденыш… Вот сволочь. Ты как? Нормально?

Полина: Чуть руку не оторвал… Ай! Моя коленка… (стонет).

Тэ Вэ: Сейчас-сейчас… Я что-нибудь придумаю…

Полина: Да что ты придумаешь? Он уже убежал. Как ты теперь его догонишь?

Тэ Вэ: Сейчас-сейчас… Что же делать-то?

Полина: (плачет) Да ничего ты не сделаешь. Брось… так мне и надо. Зазевалась, как всегда, дура… Сама виновата…

КОРОТКАЯ ПАУЗА

Тэ Вэ: Ну, успокойся. Не плачь… Не плачь, Поля.

Полина: (всхлипывает) Ну почему мне так не везет?

ПАУЗА

Тэ Вэ: (кричит вслед вору) ТВАРЬ!

ПАУЗА

Тэ Вэ: Я не могу помочь тебе подняться.

Полина: Не хочу подниматься… Посижу пока так... Всё ужасно болит (трет коленку).

Тэ Вэ: Может… все-таки встанешь?

Полина: Не хочу… я сейчас чуть-чуть посижу, и потом сама встану… Не уходи только.

Тэ Вэ: Скажешь еще.

Длинная пауза.

Полина: Видишь, какая я рассеянная?

ПАУЗА

Полина: Вот тебе и музыка, Тэ Вэ. А я так хотела, чтобы ты понял, какая она — музыка порта.

Тэ Вэ: Я до конца не знаю, понял я всё или не понял ничего. Но кое-что мне стало ясно. Определенно здесь есть связь.

Полина: С чем связь?

Тэ Вэ: Сейчас вспомню. Я что-то подобное уже ощущал… Ну конечно! Вспомнил... Знаешь, где я мог это слышать?

Полина: Программа была про порт?

Тэ Вэ: Нет.

Полина: Тогда не знаю.

Тэ Вэ: Сдаешься?

Полина: Сдаюсь.

Тэ Вэ: Помехи. Ну конечно же… Помехи. Знаешь, когда я мог спокойно думать и лучше всего размышлять? Когда мой бывший хозяин засыпал и забывал меня выключить. Вот когда. Помехи. Вот оно что.

Полина: (приподнимается) Что-то я не очень понимаю…

Тэ Вэ: Мы слушали с тобой один и тот же звук. Ты утром слушала порт, а я ночью слушал помехи. Один и тот же звук. Понимаешь?

Полина: (задумчиво) Один и тот же звук?

Тэ Вэ: Я все никак не мог четко понять, что ты за исключение такое… Сейчас ты помогла мне в этом разобраться. Ты что-то вроде телевизора, который специально переключает каналы, чтобы найти помехи и потом их слушать. Короче, ты, Поля — «очень странный телевизор». Вот кто ты. Представляешь?

Полина: Так это, получается, у нас с тобой одна музыка на двоих?

Тэ Вэ: Одна на двоих. Одна общая. У нас теперь ее столько… что мы можем слушать ее постоянно. Когда тебе захочется вспомнить музыку порта, ты можешь слушать мои помехи… а я могу слушать порт вместо своих помех. И будет то же самое.

Полина: Как удобно… Это ты хорошо придумал. Теперь мои помехи — это твои помехи, а твои помехи — это мои помехи?

Тэ Вэ: У нас теперь сколько хочешь помех…

Полина кружится на месте и смеется.

Тэ Вэ: Ты что? Нога же больная…

Полина: Да ну ее. Мне сейчас так хорошо.

Тэ Вэ: А завтра я обязательно придумаю еще что-нибудь.

Полина: (кружась) Что придумаешь?

Тэ Вэ: Ну, еще что-нибудь такое.

Полина: (продолжая кружиться) Ой, обязательно придумай. Не забудь. У тебя это отлично получается. Ты тоже, оказывается, большой выдумщик.

Тэ Вэ: Ну так! Было у кого поучиться.

КОРОТКАЯ ПАУЗА

Полина: (резко останавливается) Ах, боже мой… Что же мы тут стоим? Сейчас ведь сюда люди начнут приходить.

Тэ Вэ: Забудь про них.

Полина: Не дури. Сам же говорил, если тебя увидят, то заберут.

Тэ Вэ: Ты такая смешная сейчас.

Полина: Пошли, прошу тебя, пошли.

Тэ Вэ: Почему мы всех боимся? Я хочу побыть здесь. Посмотреть на порт.

Полина: Пошли, Тэ Вэ, ну пошли… пора уже… завтра мы сюда опять вернемся… а сейчас нужно уходить… пошли-пошли…

Тэ Вэ: Ну, пошли-пошли… Как тебе откажешь? Но я это делаю только для того, чтобы ты не хныкала…

Полина: Не буду хныкать. Обещаю. Пошли…

Тэ Вэ: Ладно… Пошли.

 

АКТ V

 

Крыша. Полина сидит на корточках, сложив руки на коленях. Тэ Вэ раздраженно расхаживает взад-вперед.

Тэ Вэ: А я тебя предупреждал. Предупреждал…. А ты говоришь, хорошие, хорошие… Вот тебе и хорошие. Даже глазом не моргнула. И плевать она хотела, что у тебя там произошло…

Полина: Ну, Тэ Вэ… она же не виновата, что ей тоже деньги нужны.

Тэ Вэ: Ну конечно… Конечно, она не виновата. Могла бы и отсрочить плату, так нет ведь… Выселяйся и всё тут. И плевала она на то, что кому-то жить негде… Сама ведь видела… Даже глазом не моргнула. Ну, что ты молчишь?

Полина: Да я не молчу… Я думаю о том, что работы у меня сейчас нет…

Тэ Вэ: А деньги?

Полина: Все закончились.

Тэ Вэ: Ну и тварь же твоя хозяйка, ты уж извини меня, но другого слова я подобрать не могу… А без денег теперь как? Где мы теперь будем жить, Поля?

Полина: Здесь можем пожить. На крыше.

Тэ Вэ: На крыше… Ну я-то ладно… Мне ничего не случится. А ты? По-моему, вы, люди, можете заболеть, если будете спать на воздухе. Ведь можете, по-моему?

Полина: Как-нибудь переночую…

Тэ Вэ: Ну, что ты мелешь? К чему эти жертвы?

Короткая пауза.

Тэ Вэ: Черт! Меня вся эта ситуация ужасно бесит. Ладно, когда меня хотят выкинуть — это одно! Но когда выкидывают на улицу тебя… Вот так запросто выкидывают. Как старую вещь. Это уже слишком.

КОРОТКАЯ ПАУЗА

Тэ Вэ: (отворачивается) Твари! Нет, у меня зла просто не хватает… как такое вообще может быть?

Полина: Не убивайся так, что-нибудь придумаем… Не всё так плохо… Найду работу… жилье найдем… Все будет нормально, Тэ Вэ.

Тэ Вэ: Когда ты ее найдешь… эту работу? Нет… нужно что-то другое… (замирает).

КОРОТКАЯ ПАУЗА

Полина: Ты чего?

Тэ Вэ: (поворачивается к Полине) Я, кажется, придумал…

Полина: Что?

КОРОТКАЯ ПАУЗА

Тэ Вэ: Продай меня.

Полина: Чего??

Тэ Вэ: Продай меня!

Полина: С ума сошел, что ли?!

Тэ Вэ: Продай меня, говорю... Тебе ведь нужны деньги?

Полина: Не продам я тебя… Придумал тоже. Совсем с ума сошел.

Тэ Вэ: А что? Мало заплатят?

Полина: Вот дурак, а… Вот дурак…

Тэ Вэ: Я могу прикинуться, будто бы отвечаю на команды. За меня много заплатят.

Полина: Ой, дурак… ой, дурак…

Тэ Вэ: И станцевать могу… Смотри, вот я танцую… (пляшет). Продай меня.

Полина: Да не продам я тебя.

Тэ Вэ: Почему?

Полина: Да потому. Не продам и всё. Как ты не понимаешь?

Тэ Вэ: То есть тебе деньги не нужны?

Полина: Да нет же, нужны, но я это делать не собираюсь… мне всё равно, что со мной будет…

Тэ Вэ: Ну вот как с тобой можно разговаривать? Сама не хочешь себе помочь.

Полина: (вздыхает) Получается, что не хочу…

Длинная пауза.

Тэ Вэ: Ну вот, вроде бы, и всё…

Тэ Вэ начинает дергаться и раскачиваться. С ним творится что-то непонятное. Проходит время. Тэ Вэ замирает и стоит как вкопанный.

Полина: Тэ Вэ?

Пауза.

Полина: Тэ Вэ?

Тэ Вэ: Здравствуй, Поля.

Полина: Здравствуй, Тэ Вэ… А с чего это ты решил со мной поздороваться?

Тэ Вэ: Просто решил. Долго ждал потому что.

Полина: Чего ждал?

Тэ Вэ: Нашей встречи.

Полина: А мы должны были встретиться?

Тэ Вэ: Да. И вот наконец-то встретились.

Полина: Ты какой-то странный сейчас. Ты не перегрелся, случайно?

Тэ Вэ: Нет, со мной всё нормально. А вот с тобой не совсем. Здесь ведь ты у нас самая интересная. Вся жизнь твоя сейчас передо мной проходит. Вся до последнего мгновения.

Полина: Ты что, видишь мою жизнь?

Тэ Вэ: Да. Всё вижу (короткая пауза). А ты всё такая же и осталась. Ни капли не изменилась. Ты, конечно, такой и должна была родиться. Это и понятно. Твоя мать работала продавщицей цветов в небольшом магазине. Она с самого начала знала, что у нее будет такая необычная дочь. Поэтому и не удивилась тому, что ты родилась раньше положенного срока. Ты ведь такая прыткая. Тебе уже тогда не терпелось побыстрее появиться на свет.

Полина: (удивленно) Откуда ты это знаешь… кто тебе сказал об этом?

Тэ Вэ: Когда ты была совсем маленькой, ты много придумывала. Жила в своем маленьком мирке, бегала по полям, думала, что детство никогда не кончится. Но мир оказался больше, чем ты его себе представляла. Ты пошла в школу. Но и там ты всё время жила лишь по тобой придуманным правилам. А сверстники смотрели на тебя и лишь шептали за спиной «дурочка». А потом тебе исполнилось 14. У тебя появился мальчик. Ему понравились твои кудри и то, что ты миловидная. Все-таки иметь рядом с собой красивый цветок в женском обличии всё равно, что быть суперменом. Быть мужчиной. Он стыдился, когда ты ела мороженое, потому что тебе всегда удавалась испачкать в нем нос. Он стыдился твоего поведения, твоей манеры себя вести и думать. И он бросил тебя. Его друзья были ему важнее. Они постоянно говорили ему, что ты не от мира сего, и что лучше ему найти кого-нибудь попроще. Ты выросла. Но всё осталось по-прежнему. Когда твои родители умерли, ты решила, что они просто куда-то уехали и скоро вернутся. Даже открытки от них ждала… Ты всегда бежала от реальности. Всегда. Еще бы немного, и люди намотали бы тебя на свои колеса жестокости.

Полина: (плачет) Я тебя не понимаю, Тэ Вэ... Зачем ты всё это мне говоришь?

Тэ Вэ: Замолчи и слушай. Ты уже достаточно сказала. Хватит того, что ты и так постоянно защищала этих людей. Хотя они тебя своей никогда не считали. Хватит. Сейчас ты посмотришь на них во всей красе.

Тэ Вэ вдруг начинает шипеть помехами и выдает на большой экран изображение — нарезку из документальных фильмов II-ой Мировой Войны. Эшафоты с повешенными, расстрельный отряд, в мгновение нацеливший на кого-то винтовки, бульдозер, сгребающий трупы. Далее крупным планом идут рисунки с подробной анатомией человека.

Тэ Вэ: Люди. Каждый из них думает только о себе. Все их действия — лишь проявление их изощренного эгоизма.

Нарезка продолжается параллельно с комментариями Тэ Вэ. Идут кадры, на которых полицейские в шлемах избивают митингующих демонстрантов. Показываются крупным планом усиленно работающие мышцы спортсменов, трясущиеся и орущие психбольные, марширующие солдаты, залпы артиллерийских орудий, кивающие нефтяные вышки, взрывы, массовые драки, движение механизмов в сложных устройствах, пищеварительная система человека, чей-то рот, жадно поедающий мясо, огромные современные заводы, длинные колонны автомобилей, переполненные людьми городские улицы.

Тэ Вэ: Никчемные существа. Посмотри на них. Какие они все уродливые и жалкие.

На экране появляется черно-белое изображение немецкого офицера с забинтованной головой, потом появляются дети, играющие в бадминтон, их быстро сменяет мчащийся на полной скорости огромный локомотив, далее идет изображение мертвых животных, опять появляются кадры со стрельбой, потом показывается переполненный стадион, люди с протезами рук и ног, взрывы, разрушенные здания, развевающиеся флаги, лица известных политиков.

Тэ Вэ: И ни один из них даже на секунду не задумывается о ком-то, кроме себя.

Нарезка продолжается еще в течение нескольких минут и, наконец, резко обрывается.

ПАУЗА

Полина плачет, уткнувшись носом в колени, а Тэ Вэ, отвернувшись от нее, стоит молча. Всхлипывая и подергиваясь, Полина постепенно заваливается на бок. Засыпает.

ДЛИННАЯ ПАУЗА

Тэ Вэ: Вы все виновны. Ученые. Врачи. Военные. Рабочие. Дельцы. Музыканты. Учителя. Банкиры. Строители. Политики. Все. И даже тот из вас, кто еще не родился — уже заранее виновен. Это ваш единственный путь. И он ведет прямо в мясорубку.

ДЛИННАЯ ПАУЗА

Тэ Вэ: (смотрит на спящую Полину) Но с тобой этого не случится. Я найду канал, на котором тебя никто не достанет. Тебе там будет хорошо. Очень хорошо. Я найду такое место, которое будет только для тебя. И уже никто не сможет причинить тебе там вред.

ДЛИННАЯ ПАУЗА

Полина: (шепчет во сне) Марук…

Тэ Вэ: Ну вот, вроде бы, и всё.

ТЕМНОТА

ДЛИННАЯ ПАУЗА

ВКЛЮЧАЕТСЯ СВЕТ

Посередине крыши стоит только телевизор.

Голос за кадром: Утром, когда солнце только начинало блестеть первыми лучами, на экране старого телевизора, стоявшего на крыше самого высокого здания в городе, появилось изображение кудрявой девушки, спящей в пустой комнате. Изображение держалось несколько минут и потом пропало. А старый телевизор спустя время в последний раз зашипел помехами и взорвался.

(Взрывается телевизор)

ЗАНАВЕС

© Данный материал является лицензионным контентом защищённым авторским правом.

Комментарии (1):
1. Егор Кудряшов (~alivedeath)
2
24 августа 2008 в 13:54
Абалденный рассказ...
Для добавления комментариев необходимо зарегистрироваться и войти на сайт