Для добавления материалов необходимо зарегистрироваться и войти на сайт.

Школа перед перестройкой и после.

Щука и Крокодил

Стандартный | Большой | Огромный
Размер шрифта: [?]

Из цикла «Все это было бы смешно….».
Ч. 3. Взрослые сказки.

 

В одной мелководной речке, в одной мелкорыбьей школе тихо плавали по течению рыбы-учителя и рыбешки-ученики. Все они были будто на одно лицо, плоское, маловыразительное, и говорить умели только шепотом. Многого от жизни не требовали, и все бы шло хорошо, если бы не появилась в этой школе Щука. Откуда она могла взяться в мелкой воде, но рыбы шептали, что ее само Междуреченское РОНО прислало для контроля над выполнением «Закона об обязательном мелкорыбьем образовании». Словом, времена наступили тяжелые.

Когда Щука, эта здоровая рыбина с зубастой пастью, ввалилась в школу и вдавила себя в кресло завуча, которое сейчас же рассыпалось, окружающие ее рыбешки и шептать перестали. Грозная, тупая морда ее высилась под самым потолком, а хищные зенки высматривали свою жертву. Но она помнила, что не просто так жрать приплыла, и предъявила директору свои документы: назначение от РОНО в Мелкорыбью школу завучем и аттестат о присвоении ей звания Ведущего педагога всех рек и озер Мелкорыбья. Вздохнула директор, пустила пузыри и подписала приказ о назначении Щуки завучем по учебно-воспитательной работе. Теперь действия зверюги обретали законную силу.

В первый же день были съедены все несоответствующие закону об обязательном образовании ученики и учителя, то есть ленивые и вольнодумцы, которые не считали мелкорыбье образование обязательным. Свою администрацию Щука пока щадила, но изредка покусывала: то ли опору в ней свою видела, то ли время ее пока не пришло. Правда, завуч-организатор уже две недели с оторванным боком плавала, потому что плохо учеников культуре поведения обучала, цель которой – исполнение инструкций РОНО по претворению в жизнь «Закона об обязательном мелкорыбьем образовании».

В конце концов все ученики и сотрудники школы, если не съеденные, то покусанные и побитые, старались плавать не так, как хочется, а по правилам мелкорыбьей этики: боком, с легким наклоны морды в сторону представителей мелкорыбьей правящей партии. Так Щука инструкции РОНО выполняла, поэтому процент качества обучения неуклонно повышался.

Но вот течение принесло мелкорыбий народ к эпохе гласности и демократии. Теперь Щука не только боком, но и прямо плавать разрешала, а если порой и задом наперед проплывешь, то и на это зенки закрывала. Но не умели, да и не хотели мелкие школьные рыбы жить по-новому, привыкли они все боком да боком, по правилам и инструкциям, а чтобы на свой собственный плавник опереться, свободу свою почувствовать да своими мозгами подумать – духу не хватало. Но, слава Богу, и по-старому жить можно, ведь сколько лет жили, Щуку пережили, а все не переводится  мелкая рыбешка.

Знатное место пусто не бывает: на место Щуки ужасного Крокодила назначили. И опять шептали рыбы, что яйцо с его зародышем само Министерство образования аж из Африки выписало. Не повезло мелкорыбьей школе: чуть дунул на нее ветерок свободы, чуть начала она избавляться от процентомании, от огромного количества бумаг отчетности и документации, как снова лезет на нее новая сволочь.

Крокодил был гигантский, толстокожий и как лег на дно нелепым зеленым бревном, так и перегородил все течение мелкой речушки. Какая тут гласность и демократия, когда все водные и жизненные пути для рыбешек закрылись, когда сама речушка должна была обтекать это бревно со всех сторон, чтобы живой остаться.

Крокодил, в отличие от Щуки, никого не убеждал в необходимости обязательного мелкорыбьего образования, а просто жрал, особенно ту рыбешку, которая сама в поисках выхода ему в пасть лезла. Другими словами, Крокодил был просто скотиной, поэтому должностные свои обязанности понимал своеобразно. Главное в жизни, считал он, - наслаждение в жратве получить, поэтому рыбешек не сразу проглатывал, а сначала медленно ломал им хребет, а потом кости и мясо зубами перетирал. При этом всегда из его пасти слышалось: «Демо-кра-кра-кратия», а когда разевал пасть и проглатывал, звучало другое: «Гу-ма-а-нность».

Но учителя-рыбы и ученики-рыбешки молчали: во-первых, потому, что и этот Крокодил выполнял «Закон об обязательном мелкорыбьем образовании». Как без этих инструкций  на мелководье жить да еще в мелкорыбьей школе работать и учиться – они не знали. Во-вторых, они были просто мелкими рыбешками, молчаливыми и трусливыми.


Комментарии (0):
Для добавления комментариев необходимо зарегистрироваться и войти на сайт