Для добавления материалов необходимо зарегистрироваться и войти на сайт.

Положение учителя в начале века.

Почему ты такой?

Стандартный | Большой | Огромный
Размер шрифта: [?]

Из цикла рассказов «Все это было бы смешно….». Ч.2.
Школа: ученики, учителя, администрация.

«А прежде? Если рос, бывало, смышленый парнишка,
хорошо учился, что о нем говорили взрослые?
Вырастет - учителем будет. И это было высшей похвалой».

Василь Быков «Обелиск»

 

Сегодня в 5-м б классе было слишком тоскливо: стены кабинета казались особенно грязными и обшарпанными, а линолеум на полу еще больше отклеился, углы его протестующе поднимались вверх.

- Ну что, Вадик, какое выучил стихотворение? Рассказывай….

Вадик, похожий на грустную матрешку с опущенными глазами, вышел к доске, тоскливо посмотрел на Марью Васильевну, свою учительницу, и тонким, проникновенным голосом продекламировал:

Учитель любимый,
Учитель родной!
На тебя все давно
Махнули рукой.

В классе стало необычайно тихо. После некоторой паузы Марья Васильевна, полная, с ямочками на щеках, тупо уставилась на своего ученика, а потом спросила недоуменно, но тоже тоскливо:

- Где ты это взял?

- Вадик опустил голову и исподлобья посмотрел на учительницу:

- Сам написал, - прошептал он.

Высокая, с умной, ироничной улыбкой классная руководительница 5-го б лишь посмеялась в ответ на рассказ Марьи Васильевны о выходке Вадика, поиронизировала над несчастной учительской долей и пошла домой. Но вечером вспомнила, что надвигается фронтальная проверка по линии Министерства образования, сокращение преподавательского состава, поэтому утром пришла прямо к директору.

В приемной и кабинете все что-то писали, нервно переговариваясь между собой, постоянно звонил телефон, и от этого не совсем привычного, однообразного напряжения сердце классной руководительницы сжалось тревожной и тошнотворной тоской. Когда из кабинета вышли посетители, директриса, пожилая, солидная женщина с волевыми, твердыми чертами лица, но навек испуганными глазами, уставилась на вошедшую:

- Что случилось, Ирина Яковлевна?..

- Мой Вадик Марью Васильевну….

- Изнасиловал?-сорвалось с дрожащих губ директрисы.

- Можно сказать, оскорбил….

- Как? Матом?

- Нет, обобщенно. Даже стихами, но при всем классе.

- Это еще хуже…. Ирина Яковлевна, через неделю фронтальная проверка!...

Через два дня о выходке Вадика знала вся школа. Экстренный малый педсовет проходил при закрытых дверях в том самом классе, где прозвучали  крамольные стихи, где и до сих пор чувствовалась ничем неистребимая тоска, хотя стены кабинета и пол были наскоро помыты и отремонтированы.

- Ну что скажешь, Вадик?-строго спросила директор.-Как ты мог так отнестись к своей учительнице, Марье Васильевне, так оскорбить ее в своих дурацких стишках, оскорбить в ее лице всех своих учителей?! А?! Марья Васильевна плохая?!

Вадик толстой, неуклюжей матрешкой стоял один перед учителями и своими родителями, но при последних словах директора весь собрался, протянул руки по швам и стал тоньше, стройнее. А потом, задыхаясь и подвывая от волнения, но по-прежнему высоким, задушевным голосом продекламировал:

А я Марьюшку не би-ыл!...
А я Марьюшку люби-ыл!

- Ког-го это ты Марьюшкой называешь, негодник?!-подскочила к нему директриса.-Ког-го?! Еще одно оскорбление?!

Вадик не отступил, а только поднял голову еще выше и посмотрел в глаза директору своими тоскующими матрешкиными глазами:

- Никого я не оскорблял! Мне просто вас жалко, и всех учителей очень жалко, особенно Марью Васильевну! А когда мне кого-то очень жалко, появляются стихи…. У меня всегда так.

- Значит, ты оскорбляешь, когда жалеешь?

- Нет, просто… вы не понимаете…. Можно, я стихами?

- Нет, уж хватит, говори п-просто, по-человечески.

-Ну в последний раз… можно? Это я вчера сочинил….

Не дожидаясь ответа директора, Вадик снова принял свою гражданскую стойку и уже нараспев, но так же проникновенно прочитал:

Учитель люби-имый,
Учитель родно-ой!
Почему-у ты всегда-а
Затю-юканный тако-ой?!

Директриса подскочила, хотела что-то закричать, но тут ее будто осенило: она взглянула на сидящих перед ней учителей, их поникшие головы, посмотрела на себя, стоящую перед ними и дрожащую от трусости…. «Да, мы действительно «затюканные» бедные люди, на которых общество «давно махнуло рукой»,-подумала она и вдруг обессилела, села и, как все учителя, опустила голову.


Комментарии (0):
Для добавления комментариев необходимо зарегистрироваться и войти на сайт