2080

Первое законченное творение, не опускайте сразу, ладно?

Глава I
Ни шагу назад

 

- Они подступают… Что будем делать? – заметная дрожь в голосе, растерянный взгляд… он выбил меня из колеи. Хотя я младше, но выше по рангу, он ветеран войны, он видел всё это, и сейчас он напуган как ребёнок, знающий что сейчас получит от отца за то что провинился. Напуганный не столько ожидающим его наказанием, как его неотвратимостью… некуда бежать, некуда отступать… Ситуация прямо как у нас. И Николай испугался… Лучший боец, настоящий воин, готовый отдать жизнь, не боящийся смерти, неизвестности, так манящей любопытных, как её неизбежности. Самый уважаемый из нас, никогда и никто не называл его иначе как Николай. Гордо и трепетно перед его силой и мощью… И он напуган…

- Они пробили кордон? – чёрта с два они его не пробили, прошли как будто его и не было. Также как пройдут и через нас.

- Думаешь что с нами то же самое будет? Нет, мы ещё потрепыхаемся малость. Всё будет хорошо. – хорошо… слово, так часто используемое нами, и это абсолютная ложь. Когда всё хорошо об этом никто не говорит, а когда уже ничего не хорошо, все успокаивают себя обратным.

- Ну зачем врать? Мы оба знаем что все кто остался прикрывать группу эвакуации, все кто не сбежал, кто не настолько молод что бы не участвовать в бою, кто не настолько стар… никто не уйдёт отсюда. Мы их не остановим, только задержим.

- Дима, успокойся. С таким настроением слона не продашь. Мы – элита, мы – лучшие… И потом, нами руководишь ты. – он заулыбался. Его знаменитая лучезарная улыбка, появляющаяся в самый неудачный момент, но дающая людям надежду, свет в конце тоннеля. Но его глаза… Глаза испуганного, загнанного в угол тигра. Он знает что его ждёт, что от этого не уйти, и потому напуган, но он не собирается сдаваться просто так. Но вместе с тем по его глазам было видно насколько он со мной согласен.

- Да Николай, вы правы – даже язык не поворачивался обращаться к нему на «ты». – отчасти. Умирать, так с музыкой!

- Дима. Ты должен поговорить с ними. Со своими людьми. Они знают что нас ждёт. Помощи не будет. Отступать нельзя. Мы – смертники Дима. Если кто-то хочет уйти, пускай уходит сейчас. Мы должны стопроцентно рассчитывать на тех кто остался. Мы все – как один. Сражаемся вместе. Побеждаем вместе. Умираем вместе.

- Да уж, один за всех и все за одного. – и вот стук, входит Никита. Он командир ударных войск.

- Главнокомандующий, докладываю: первая линия готова – крупнокалиберные пулемёты на каждом посту каждые 15 метров, далее – стена, на которой установлены гранатомётные расчёты с поддержкой снайперов, мины по периметру установлены, также автоматические турели и дроны готовы к запуску, Боевые машины ждут распоряжений за первой городской стеной, основные ударные войска за второй городской стеной, тротилом заминировано ущелье – на крайний случай, это их удержит на некоторое время. Разведка докладывает что они примерно в 15 минутах отсюда.

- Отлично Ник, хорошая работа, только в следующий раз не так формально и говори не так быстро, хорошо? А то не всё понятно.

- Дима, твой выход – Николай как будильник, никогда не опаздывает и не даёт опоздать… Даже сейчас.

- Да, пожалуй я пойду… - и я пошёл, пошёл на последний разговор с моими людьми. Пошёл что бы сказать им что это их последний бой, что они не вернутся… Ну что же, начнём. – Я пришёл что бы сказать вам всё что я думаю на самом деле. Хватит лжи и напрасных обещаний. Я думаю что никто не уцелеет – заметное оживление и негодование в строю… - Но если мы уйдём, то не будет шансов и у тех кто позади нас. У наших семей, наших друзей. Мы – последний рубеж. Мы вступаем в финальную игру, в которой ставка – наша цивилизация. Столько раз мы стояли на краю пропасти, у двери в бездну… Но всегда, в последний момент мы сворачивали со скользкого пути. И сейчас мы должны устоять на нём что бы суметь свернуть позже, а не рухнуть на землю. Вспомните тот день когда вы здесь оказались… Пусть каждый вспомнит свой первый день. Вы пришли сюда потому что здесь безопасно, о храбрости, мужестве и боевых подвигах наших людей ходят легенды. Вы пришли сюда и стали одними из нас, одними из уральцев. Теми, кто охраняет хрупкий баланс. Но пришла угроза сравнимая лишь с той, что почти уничтожила род людской однажды. И теперь, как и раньше мы должны устоять, для того что бы победить. Как Царь Леонид и триста спартанцев ушли на встречу своей судьбе, навстречу славе. Так и мы должны встретиться со своими страхами лицом к лицу. Мы живём в неспокойное время, но мы можем это изменить. Вы хотите что бы ваши дети через двадцать, тридцать лет спокойно приходили с работы к любимой жене и своим детям и… просто жили, жили, не вглядываясь в тьму и не прислушиваясь к каждому шороху? Мы можем дать им такую возможность, мы должны дать им такую возможность! Мы победим, и Наши имена будут высечены Нашей кровью на пьедестале Нашей победы! Каждое имя будут воспевать и перед каждым именем будут трепетать! Вы хотите что бы вас помнили? Вы хотите защитить свою семью? Готовы ли вы назвать себя мужчинами?

- Даааа!

- Мы готовы!

- Они не пройдут.

Внезапный взрыв вдали разогнал воодушевлённые крики из строя. Они готовы. В их глазах страх, непередаваемый ужас, но вместе с тем и звериная ярость. Всё что есть в человеке от зверя, всё вот-вот выплеснется наружу. Осталось моё последнее слово…

- Ну что же, шоу начинается. Слушай мою команду! НИ ШАГУ НАЗАД!

 

Глава II
Оборона Урала

Часть первая

Атака началась… Нам сказали что мы все умрём… Мило, но я не сдамся. Толпа кричала «Да! Мы готовы», но я не готов, я не часть толпы, не часть серой массы, не часть сложного организма, я не хочу прыгать вместе со всеми в пропасть. Я не побегу, не уйду, я смогу защитить своих близких, но я не погибну. Не имею права. Не для того за меня погибли родители, не для того я рос в унижении, войне и разрухе. Это замкнутый круг. Родители гибнут за детей, чтобы те, в свою очередь погибли за своих детей. Я должен выкарабкаться. Я буду выживать, хвататься за жизнь из последних сил. Я буду рвать глотки, я разорву эту цепь, этот круг. Я смогу защитить, победить, а не «задержать»… Я должен.

Первая линия обороны ушла как будто её и не было. Дроны, турели… Всё, остались только мы. Стена… Грохот, их жуткий визг и эта огромная, колоссальная конструкция рухнула, сложилась как карточный домик. Так легко… Как от порыва ветра разлетаются листья, так и сейчас в разные стороны разлетались куски бетона и арматуры. Падали наземь люди, как солдатики на миниатюрном поле боя от всемогущей детской руки. Руки, не знающей пощады и жалости к пластмассовым фигуркам, которых можно использовать… Убрать когда надоедят, а затем, когда вновь понадобятся, снова использовать. Да и в мире сейчас творился бедлам. Точно как в нездоровых фантазиях трёхлетнего парнишки…

Они шли на нас… Неслись с нечеловеческой скоростью.

- Ждать!

Дима спустился к нам. Глава военной ассамблеи СПА, Почётный рыцарь внутреннего круга. Генеральный канцлер Уралграда. Генерал Шимардонов. Легендарный воин и полководец достойный править нашим великим городом. Он то и сказал что мы все погибнем… Как-то глупо он пошутил, надеюсь что пошутил…

- Ждать!

Зачем ждать? Они нас сметут! Спокойно, только не бойся. Спокойно… Здесь ущелье, легче их сдерживать, а у нас ограниченное количество боеприпасов, дроны ушли, теперь мы одни…

- Ждать!... Запускаем дроны!

Внезапно метрах в ста от нас из-под земли показались шляпки дронов. Одно из очень немногих достижений, которые остались от прошлой человеческой цивилизации… Цивилизации, закат которой болезненно продолжается до сих пор, но пока мы боремся, она не зайдёт за горизонт навечно… Левитирующие лёгкие боевые машины, оснащённые крупнокалиберным орудием и исскуственным интеллектом класса «Буратино. Б-IV». Я что-то припоминаю из детства. Вроде это был какой-то мальчик, но не настоящий. Что-то вроде живого робота. Это из сказки. Глупое по-моему название для летающей штуковины, несущей смерть всем вокруг… Они поднялись за долю секунды, ещё быстрее навели орудия и открыли огонь. Их было около десяти – они полностью перекрывали вход. Выстрелы прогрохотали оглушительно громко, кто-то в строю не выдержал и зажал уши. А как он собирается сам стрелять раз не выносит этого звука. В ущелье, звук от выстрела усиливался многократно, на это мы и рассчитывали. Они не выносят шум ещё больше чем мы… Но видимо на свинец у них тоже аллергия. Как косой их скашивали пулемётные очереди, передние ряды буквально складывались напополам, падали и об них спотыкались и также сражённые смертоносной машиной падали чтобы потом и остаться там навсегда… А нам не сказали о дронах. Я думал что они все находились снаружи. Секрет нашего Генерала. Никогда не выкладывает все козыри. Он знает всё о всех, а о нём никто не знает ничего. Беспристрастный судья. Верховный судья уральского синедриона. Интересно, откуда это название, кажется какой-то дедушка так их назвал, вот название и прижилось. Синедрион… по-моему красиво звучит, гордо…

- Ждать!

Задумался. Если раньше между дронами и врагом было метров семьдесят, то теперь между ними было не больше десяти, они прорывались… Вот, вот… Дроны буквально утонули в тёмной массе пожирающей всё вокруг… Послышался выстрел где-то слева. Видимо, сдали нервы.

- С сказал ЖДАТЬ!

Они понеслись на нас. Непроглядно чёрная, зловещая, от одного взгляда на которую всё внутри сжимается как от холода, тут же проходящего через всё тело, несовместимая с жизнью волна.

- Ждать!

Какого чёрта! Они уже так близко! Надо стрелять… Не я один так думал, с обоих сторон слышались нервный шёпот, клацанье туда-сюда предохранителя и наэлектризованная напряжённая атмосфера… Они уже были метрах в пятидесяти. Только бы не спасовать, не убежать. Если бы кто-то сдрейфил, то за ним бы убежало половина наших людей. Все тряслись от страха, дула автоматов беспорядочно рисовали в воздухе нервные кардиограммы… Все были на грани. Только бы никто не побежал…
- За Урал!!!! – заорал кто-то слева.

В этот момент пружина распрямилась, напряжение выстрелило, и страх сменился звериной яростью. Нервная тряска холодной уверенностью… В атаку!!!!! Слово за Димой.

- Огонь!

 

Глава III
Выживает сильнейший

Пальба, повсюду пальба. Ад, хаос, в котором не разобрать никого и ничего. Люди, в которых от людей остался только внешний вид, эти горящие глаза, ярость парящая в воздухе и заражающая собой всё что с ней соприкоснётся. Люди, которые просто стреляют во всё что движется. Во всё вокруг, свой-чужой… эти вещи теряют значение в таком месиве… Снял ещё двоих. Наверное это приходит с годами, то, что ты убиваешь на автомате, а сам рассуждаешь на вечные темы. Да, смешно. А зачем мне мозг в данный момент. Тактика, какие-то манёвры… В мясорубке всё отпадает само собой за ненадобностью, только сила, ярость и победа имеют значение. Выживает сильнейший. То есть я и те, о ком я должен позаботиться. Я ведь старший, Николай, легендарный воин. Да, смешно, такой крутой и в подчинении младшего брата, ну что поделать, Димке досталось больше мозгов, зато мне – больше силы. А что же досталось самому мелкому? Кирилл. А где он, кстати? А, вон там, на передовой, чуть позади меня, Дима сразу спустился к нему, волнуется, всё-таки средний ребёнок в семье должен приглядывать за младшим. А Кирилл не спасовал перед атакой, только глазами бегал. Многие переминались с ноги на ногу, чуть ли не плакали, но стояли, а он – просто сама невозмутимость, только те самые зелёные шарахающиеся глаза его выдавали. Надо приглядывать за этими оболтусами.

А враги подходили всё ближе и ближе, медленно, но верно. Как в средневековье таран так приторможено и печально подкатывал к воротам – последнему шансу на спасение и сметал их как бумагу. Как ничто… Ближе и ближе. Чёрные существа, как люди, только какие-то ненастоящие, вокруг них какой-то… туман что ли. Не видно деталей, черт лица. Видно две ноги, пара блестящих чёрных глаз и всё. Такие же хрупкие как и люди, много для их убийства не надо, но их гораздо больше. Больше чем можно себе представить… Зачем сражаться, зачем пытаться выиграть заведомо проигранную битву? Дима тоже думает так. Он так открыто и сказал солдатам… Идиот! Ну нельзя же так прямо в лоб! Но, видимо он лучший психолог чем я. Солдаты его поняли и все думают примерно так же. Они сражаются отчаянно, свирепо. Люди, которым нечего терять… Все, кроме Кирилла. Он другой, непохожий на остальных. Из последних сил он будет цепляться за жизнь. Мы уже 60 лет пытаемся возродить давно погибшую цивилизацию, нашу великую цивилизацию. Альянсы, союзы, конфедерации. Все предрекали конец света, но никто не говорил о том что будет после него. Чистилище? Возможно… Эх и хреново же тут, братцы!
- Ни шагу назад, за нами город! Только вперёд!

Дима не замолкал ни на минуту. Любитель поговорить по душам. Но его слушались, вот он пошёл вперёд. Сразу за ним Кирилл. Два идиота блин… Нифига, три, я тоже пошёл вперёд, я то ближе всех к границе наших войск. За нами пошли и остальные… Да, Дима – мастер, несомненно. И случилось невозможное, мы начали оттеснять их… Оттеснять дальше и дальше… Невозможно, они отступают? Но как? Почему? Всё дальше и дальше… Мы их оттесняли… Не укладывалось в голове… Они способны думать? Я видел шок и на лице Димы, который явно не ожидал такого поворота событий… И всё? Не может быть, они ушли перегруппироваться, вернутся снова, с новыми силами. Но мы тоже подготовимся, лучше чем в первый раз, учтём их слабые стороны и нанесём удар, смертельный, молниеносный. Раз они отошли, значит их войско не так велико как мы думали, значит они опасаются что проиграют, значит… мы можем победить, мы победим. Ну я очень постараюсь – спортивный интерес. Они скрылись из поля видимости, Оставили двоих часовых, ну точно, у них есть мозги и они ими пользуются! Вот это – самый настоящий шок. Хорошее у нас время, каждый день шок… Но как правило, не сильно приятный. Ну например: «Похоже к нам миграция насекомых идёт. Вчера в лес пошли два охотника, так один только прибежал и сказал что второго жук съел… один жук… большой.» ну нихрена себе «жучок»! И таких очень много шло к нам. Ну ничего пробились, действительно стало не по себе, когда сказали что они проснулись вновь. Где-то в Антарктиде, в месте падения.

- Так, Виска, Чернин, соберите команду и заберите дроны, я не вижу сильных повреждений и хочу чтобы до следующей волны они были в порядке.

- Есть!

- На месте дронов установить крупнокалиберные орудия и укрепления.

- Есть!

- Так, в разведку за ущелье, Терадов, Гулин, Невиденко… кто ещё…

- Ещё иду я и хватит для небольшой разведгруппы. Так, соберите пару трупов этих уродов, к биологам, пускай посмотрят, что же это за твари. – Ну вот я и вернул правление разведкой в свои руки.

Дима бросил на меня злобный, растерянный взгляд… Странное сочетание.

- Так, полковник Шимардонов не идёт, он нужен здесь для организации второго кордона обороны. – Нет, ну малый слишком много себе позволяет, главное жёсткость. Так, я почти неслышно подошёл к нему и резко схватил за руку. Дима чуть дёрнулся от неожиданности, напряжён. Надо расслабиться, хотя… в такой ситуации, только такой маньяк как я это может.
- Я иду, и ты меня не остановишь братишка.

- Ты не идёшь, это приказ, - так, он уже перешёл на крик, ненавижу когда кричат, - это всё равно что пустить себе пулю прямо в лоб! Ты не идёшь!

- Я иду, не порти наш авторитет и не повышай голос на старших малой! Я пока старший, так что как я сказал, так и будет. И ещё раз гаркнешь на меня, я твою голову тебе же в задницу запихну, понял?

- …Да… - он опустил глаза как нашкодивший ребёнок, в разговоре с родителями. - …будь осторожен.

И я пошёл, возможно в последний свой поход, возможно в последний на Урале, или последний на земле…

Мы шли по верху, взобрались на правую сторону ущелья, оглянувшись назад видели город… Он огромен, а в самом низу как муравьи копошатся люди, пытаясь отсрочить неизбежное. Все остальные тоже остановились, завороженные величественной картиной.

- Ну что стали, выживем – ещё будет время видом насладиться. Идём дальше.

На самом деле между городом и ими было совсем немного, достаточно для того что бы вселить в сердца людей надежду, мысли о том, что они могут победить. Что бы люди расслабились. Достаточное расстояние для молниеносной атаки, которая сметёт неподготовленных людей. Человечество, видимо, уже не доминантный вид. Очередная бацилла, которую нужно уничтожить для выживания. Так думали они… Неее, я повертел головой, отгоняя какие-то странные мысли и в этот момент увидел это… Мы все стали как вкопанные, как на ладони… Но им до нас нет никакого дела, они стоят и смотрят в пустоту. Думают о чём-то? Это неважно, важно то что мы не видели конца их полчищу… Тёмные пятна на земле простирались до самого горизонта и дальше… Зачем они остановились, не смели нас.

- Может они…

Гулин остановился на полуслове. Взгляд остекленел, он начал падать вниз, с края обрыва… Терадов успел схватить его за шиворот. Обернувшись, я увидел одного из них, уставившегося на Терадова. Какие же они уроды… Они как люди, только костлявые, впалые глаза, полностью голые… только без… а как они тогда размножаются? Кожа у них на самом деле светлая, очень бледная… Просто в какой-то дымке… Отвратительный смрад… Он мельком взглянул на Терадова, тот, так же как и Гулин, где-то потерялся… Уставился в пустоту… Они вдвоём упали в обрыв… Всё так быстро… Невиденко кинулся за товарищами, но не успел. А враг не успел посмотреть на него, выстрел, пистолет в моей руке… Так, у них реактивные ранцы, быстро, до падения. Мой- главный, команда всем остальным за мной. Невиденко и так рядом, а снизу звук включающихся двигателей в ранцах. Невиденко немного расслабился, повернулся и вдруг глаза округлились в удивлении, на одно лишь мгновение, затем он вырубился как и остальные и упал мне на руки. Обернувшись я увидел всё того же врага… Дыра на его лбу прямо на моих глазах затянулась…

- Я тебя убил… Твою мать…

Такого я не ожидал… Он посмотрел мне прямо в глаза и… Ничего, вообще. Он просто смотрел на меня и всё. Он только что… ожил, воскрес, или вовсе не умирал. Но если так, то все остальные в городе, трупы и те кого исследуют биологи… Они нас сломают…

- Нет… Хрена уставился урод!

Удар ноги сбил его в пропасть, я включил ранец и полетел. Невиденко за мной, он в отключке, а вот и остальные… Только Гулин… Не успел включиться ранец второго… Дерьмо!

- Город, город ответьте! Говорит полковник Шимардонов! – связи нет… я всего метрах в трехстах!

Пронзительный крик. Человеческий крик со стороны города… А вот и сам город. Перестрелка. Из ущелья идут ещё. Дроны… только два отстреливают наступающих. Где-то идёт уже почти рукопашный бой… Ну как бой, наши просто ложаться штабелями без всякой видимой на то причины. Нет… нас слишком мало чтобы так ложиться. На подлёте выпустил пару очередей по чёрному сгустку. Трое упали. Я пролетел над ними…

- Не смотреть им в глаза!

Безостановочный огонь скосил их.

- Сторожите их. Очень сложно твари эти убиваются. Медики!

Так, наши… В отключке. Пульс… Его нет. Я посмотрел в стеклянные глаза… Они мертвы. Стрелой метнулся к своим приземлившимся. Невиденко… Гулин… мертвы…

- Нет. Твари! Не смотреть в глаза! Где Дима?

- Он в лаборатории, вместе с биологами пошёл их осматривать, это – он указал на лежащих врагов - те которых не успели отнести. Связь с лабораторией сразу прервалась как только они начали вставать…

- Нет… а… малый…

- Он с ещё одним парнем прямо перед началом этого заносил одного из них в лабораторию, из прохода сразу были какие-то крики, а потом тишина… Мы сразу туда, но нашли только того парня, Лёшу… - он опустил голову – дверь в лабораторию заблокирована, вон несут автоген.

Наверное Лёша был его другом… На войне кто-то кого-то теряет… постоянно. Я хотел скорее вскрыть дверь и как медведь ворваться туда, уничтожая всё на своём пути. Но надо подготовиться к атаке.

- Быстро, все трупы за линию обороны, продолжайте готовить дронов!

Пока шёл к линии, всё думал, почему я всё ещё жив, почему мне они ничего не сделали…

 

Глава IV
Патриарх

- Что за чёрт!

Труп врага, который мы только что несли, начал дёргаться… Потом посмотрел на Лёшу, и тот рухнул на землю. Посмотрел на меня… А я… я в шоке, он что, нахрен, воскрес что ли? Я до сих пор держал его ноги, но тут же бросил, прицел прямо на голову… Очередь… Его голову разнесло по всей округе.

- Теперь оживи урод!

Надо проверить Лёшку, он что, в обморок упал, какой нежный… Я улыбнулся… Нет… Он был мёртв. Стеклянные глаза уставились в потолок, даже не было нужды проверять пульс… Невольный крик вырвался из груди, но всё нарастал и набирался злостью и ненавистью… Убили… Лёшку… А может я кричал от понимания того что убили одним только взглядом. Или что он воскрес. В ярости, спустив автомат с предохранителя, развернулся выпустить очередь по трупу врага… но его не было. Только тёмно-красная кровь на полу… Направо, нет. Налево, нет. На потолке, нет… Услышал шаги за спиной, сам не понял как за секунду оказался в другом конце комнаты и как развернулся, только рефлексы, инстинкты, борьба за выживание… Никого нет, только подсвеченный коридор в лабораторию… Лаборатория, там Дима, биологи… и много трупов врагов, которые возможно тоже ожили, нужно идти… Дверь начала опускаться, сигнал карантина… Прорыва защиты в лаборатории… Они там. Дверь наполовину опустилась, успею, и тут я увидел голые ноги в тёмной дымке… Это тот, который убил Лёшку. Я ускорился, в последний момент проскользил под дверью. Вскочил… Никого…

- Ну иди сюда урод!

Никакой реакции. Какой-то шум, звук борьбы дальше по коридору, нужно проверить. Чёрт… Двухметровый здоровяк в тёмной дымке держит за шиворот вырывающегося лаборанта. Но стоило ему лишь взглянуть этой твари в глаза, как он безжизненно обмяк, свесив руки и ноги и уныло повесив голову, упёршись подбородком себе в грудь. Вот и всё… Он жил, сражался, учился, любил… Ради чего… Насколько же мы хрупки, нужен всего лишь один мимолётный взгляд и всё… Как сражаться с таким врагом… Нельзя, нельзя сдаваться, ты уже проиграл если считаешь что бой проигран, нужно биться до конца… здоровяк только начал разворачиваться в мою сторону как его скосила очередь с соседнего коридора.

- Киррил! – это был сержант Барко… Потомок какого-то французского полководца… Ближайший помощник Димы. – Твой брат отрезан в лаборатории, там туча этих – скривившись показал дулом автомата в сторону лежащего здоровяка, - так что будет туго, но…

Внезапно он замолчал, взгляд округлился… Он рухнул как Эйфелева башня во время первой волны… На колени, а потом лицом на землю. Вот и всё, прервался род великих французских полководцев… Я поднял глаза. В конце коридора стоял тот самый урод, убивший Лёшку… и теперь Жана… даже в глаза не обязательно смотреть чтобы уйти далеко и навсегда… СДОХНИ! Очередь… Он упал на колени. Очередь… Он упал на четвереньки. Поднял голову в тот момент когда я хотел выпустить одну, последнюю очередь… И я поймал его взгляд… Такой грустный, печальный, как у пса, который всю ночь не спал, лаял, спасая дом хозяина от птиц и кошек, а утром, вместо вкусной косточки, получившего ботинком за то что не давал спать своим лаем… Я как будто прочитал его мысли, он как будто сказал мне: «За что… Я ничего тебе не сделал…»

- Ты убивал моих друзей!

- Нет…

- Ты хотел убить меня!

- Я никогда не поднял бы на тебя руку…

- Ты хочешь уничтожить всё что мне дорого!

- Нет…

Только сейчас я понял что он мне отвечает. Не раскрывая рта, точно так же… Это написано в его взгляде, на его лице… Невообразимая печаль…

- Они не твои друзья, ты не принадлежишь им… Мы – твоя семья, мы – всё что тебе дорого… За что ты наказываешь меня патриарх?

Нет, это невозможно, патриарх… Что за чёрт… Дима в лаборатории, к нему. Развернувшись, я посмотрел на врага… Его лицо, почти человеческое, по его щекам почти текли слёзы… Как обидевшийся ребёнок, считающий что наказание несправедливо. Его опасно оставлять позади… Взял на мушку его голову… Такое живое лицо… Вот она, слеза, потёкшая по его щеке. Чувства, эмоции, он их испытывает… Я… Я не могу! Развернувшись в гневе, я сам чуть не заплакал. Побежал по коридору дальше, брату я сейчас нужнее. О них поговорим потом. Но прямо перед поворотом, я развернулся и вдруг подумал…

- Если ты ещё кого-то убьёшь, будешь наказан!

Он чуть заметно кивнул головой… Невероятно, у них есть не только разум, но и чувства, они как дети, они не понимают что делают, и я могу приказывать им, я могу остановить это, закончить… Это вселяло надежду. А вот и поворот на лабораторию. Пусто… Никакой засады, ничего похожего на то, о чём говорил Барко, только… Только трупы, трупы солдат, лаборантов, и… семьи… Двинулся дальше… Лаборатория… Везде кровь, кровь моих детей… И лишь трупы солдат и биологов, здесь всё началось. Одна стена была разрушена и был виден какой-то ход, вырытый совсем недавно. Я пошёл по нему вглубь открывшейся пещеры. По дороге думая о разном… о своём детстве, о первой любви… Лёгкая улыбка проскользнула по лицу… О первой ночи, но затем вдруг всё это утихло и я подумал: «А с каких пор я называю врагов семьёй и своими детьми?» И мне стало страшно… Действительно страшно. Я знал что заходя в эту пещеру уже из неё не выйду, а если и выйду, то уже совсем другим. Диминого трупа я не видел, да и не надеялся увидеть, он уже в пещере. Его тоже не тронули. Николай тоже жив, и его не тронут, в этом я был уверен… Что же за тайны скрывает наша семья… Какой секрет я сейчас раскрою… Я был уверен что прежней жизни уже не будет. То что меня ждёт… Неизвестность, пугала с каждым шагом всё больше и больше. Я не видел ничего, фонарь был выключен. Да мне и не надо было видеть, я просто шёл вперёд, навстречу… судьбе… предназначению… Я покрутил головой, вытряхивая всю эту чушь оттуда. Откуда эти мысли вообще взялись! Я просто приду туда, заберу Диму, и уйду. Или же буду поступать в зависимости от данной ситуации. Как гласит устав. Но при всём уважении к нему, не думаю что он предусматривает ДАННУЮ ситуацию. Я увидел еле заметный свет в конце этого туннеля. Хорошо, а то он так и давил на мозги. Свет становился всё ближе… А на какой глубине я нахожусь? Туннель шёл вниз под небольшим, но ощутимым углом. Шёл я… минут десять… Да какая к чёрту разница где я. Вот, выход уже прямо передо мной… Что бы не лежало по ту сторону, какие бы тайны не скрывала тьма, я набрёл на свет, который откроет нам всё… Этот свет оказался обычным факелом, в кромешной тьме казавшимся яркой лампой дневного света. Сегодня я открою все тайны.

А стоит ли?

И я шагнул к факелу…

Глава V
Оборона Урала

Часть вторая

Ещё не принесли резак… Успокойся Колян, всё в порядке. Они оба могут сами о себе позаботиться, а если и нет, то Дима за малым присмотрит. Он у нас в семье самый ответственный! Я рассмеялся, наверное начинается истерика… У меня? Да ну, неправда это, просто шутки разума. Конечно, и не такое будет, насмотревшись на такое. Воскресающие монстры, убивающие одним лишь взглядом! Во как завернул, только я неубиваемый. Как в одном древнем фильме «Дункан МакЛауд»! Снова рассмеялся, вспомнив про кино… То, что сейчас утеряно, в пылу войны… Кто-то пытается возродить театр, не говоря уже о кинематографе, но их сразу поднимают на смех. А разговоры о том чтобы взрослые мужики перед камерой бегали с палками и изображали бой на мечах! Детский сад! В нашем мире больше нет места искусству. Мужчины строят и воюют. Женщины готовят и рожают. Мы превратились в машин. И никто даже не знает ради чего мы воюем. Что бы захватить новые земли, поставить там свой флаг и уйти обратно сюда? Да, не спорю, идея стоящая. Мы уже потеряли даже причины для войны и всё равно воюем. Да, конечно, есть ещё учёные, врачи, они у нас в почёте… Потому что их очень мало…

Какой-то омерзительный визг и рёв раздался по всему ущелью… И я увидел… Понеслась… Новая волна. Они летели как ракеты, мы успели подключить ещё трёх дронов и в этот раз мы были все вместе, в одной линии. Больше нас просто не осталось, так мало нас стало.

- Вы, двое, не останавливаться! Несите резак и вскрывайте дверь!

Закрылась из-за прорыва карантина. Значит они и там воскресли. Но ничего, резак на месте, этих ребят я знаю, сделают всё быстро и эффективно.

- Так, всем внимание! Не смотреть им в глаза! Повторяю, не смотреть в глаза! Стреляем по ногам! Ясно?

- Да!

- Да!

- Так точно!

Как-то оптимизма маловато для боя…

- Ну-ка парни, а ну врежьте себе пощёчину! Вот, больно, значит ещё живые, веселее!

Они засмеялись. Но как-то неправдоподобно и наигранно. Слишком испуганные глаза. И через мгновенье фальшивая улыбка, и та слезла с их лиц. Только страх, напряжение… усталость… Вдруг один из парней упал на землю…

- Андрей, Андрей!

Товарищ пытался растормошить его, но все уже итак знали что Андрей уже не встанет… Это наш последний бой… Он трудный самый…

- Поехали парни… Огонь!

И пошла по новой. Собиралась гроза. Пропитанный озоном воздух за несколько секунд был изрешечён огненными шлейфами от пуль. Дроны тоже начали стрелять. Как и в прошлый раз враги ложились штабелями под наше мнимой огневой мощью. Разница лишь в том что теперь они не претворялись, а тут же вставали вновь. Упал ещё один боец… второй… третий… Один из ряда повернулся чтобы бежать, но тут же рухнул лицом вниз. Даже уйти нельзя. Они подошли уже вплотную когда подоспели огнемётчики… Плотная стена огня закрыла их от нас. На секунду я перестал стрелять… Ничего не видно за огненной завесой. Возможно мы защищены… Один из нас упал, за ним второй… Нет, не защищены. Следующим рухнул ближайший огнемётчик, и появилась брешь в стене. Я увидел их, они… Улыбались? Стояли и улыбались! Не может быть. Затем улыбка слезла, лицо сразу стало серьёзным. И через секунду одновременно упали остальные огнемётчики. И новая волна… Мы даже не успели ничего сделать…

- Отходим!

Да что там, отходить было некому. Я и ещё несколько человек начали пятиться назад. Один из них упал как бревно. Глупо получилось, назад отклонился, а ногу уже не смог поставить. Я услышал голоса. «Остановись, не стреляй, зачем ты это делаешь…» Я обернулся к оставшимся у дверей лаборатории людям… Их стало раза в два меньше, стрельба, стрельба… Никаких знаков того что кто-то что-то мне сказал. Я развернулся и оказался лицом к лицу с одним из них… Чёрт, как же они похожи на нас. Только черты лица какие-то… детские что-ли. Игривая улыбка на лице… «Не надо стрелять, мы ничего тебе не сделаем…» У меня отвисла челюсть… Это он со мной разговаривал, только не говоря ни слова. И в этот момент все они… враги, развернулись в мою сторону. «Не надо», «Не делай этого», «Пожалуйста…»… Неет, вы не люди. Я достал свой кинжал, и пошёл в рукопашную. Один, второй, третий… Как на бойне, они даже не сопротивлялись…

- Полковник, мы…

Он замолчал, я вырвался из стоящей толпы врагов… Дверь открылась и оттуда вышло двое… Тот, кто сказал мне о двери лежал на земле, раскинув руки. Они все лежали на земле, больше никого не было… Только я… Очередь, те двое лежат. Я залетел в коридор и крикнул, обернувшись.

- Стоять! – начавшие движение враги вдруг остановились, - Лежать! – они легли, - Вернитесь откуда пришли!

- Нет. – они начали вставать и медленно идти в мою сторону, - Нам приказано уничтожить их всех, приказано первым из патриархов…

Я развернулся и рванул в лабораторию. Внезапно я так проникся симпатией к семье… Они просто дети которые не знают всей своей силы и лишь исполняют приказы… Что? Какая семья! Что за чушь, я остановлю этих тварей, теперь я знаю почему это произошло, я знаю кто виноват… Я вошёл в лабораторию, в которой был вход в пещеру. Мало времени, нужно спешить.

Только ещё один человек умрёт сегодня…

Я влетел в пещеру… Каков будет исход?

 

Глава VI
Исход

Пещера была залита багровым светом… Красиво. Сама по себе она была огромна. Свет от фонаря, который я удосужился включить не доставал до противоположной стены пещеры. А в центре был провал до дна которого не доставал даже взгляд. Освещения хватало. В центре этого провала возвышался какой-то корень… а может и камень. Но он светился изнутри багровым, кровавым светом. От него издалека веяло теплом, и… уютом… Ощущение как когда приходишь домой после долгого отъезда. Сам этот провал был огромен. Метров 400 в обхвате. Но в пещере больше ничего не было кроме него и я решил обойти его по кругу. И я нашёл Диму. Он стоял с обратной стороны этого корня и с начала его не было видно. Он стоял с торжествующим и несколько… печальным лицом…

- Вот и всё братишка… мы победили.

- Дима уходим, скорее. Они могут вернуться.

- Не нервничай так… У нас в семье нет идиотов и ты сам всё понимаешь. – мои самые страшные опасения, самые страшные мысли полезли на поверхность словно тараканы.

- Это. То что ты пытаешься сказать… это… это чушь! Я не приму этого!

- Это? Это просто эволюция. Дама, которая не спрашивает нашего желания.

- Дима! Мы же люди а не животные!

- А вот тут ты не прав братишка… Мы не люди. Мы уже давно не люди. Всё человечество. Его уже нет. Они приспособились, а мы всего лишь очередная ступень. Мы даже приспособились к этим нашим «врагам». Даже более, мы научились ими управлять. Зачем? Я скажу зачем. Мы должны уничтожить всех. Посмотри на нас. Мы сражаемся за то что… мы уже сами забыли за что. Наш мир почти уничтожен. Взгляни! Что бы сохранить его необходимо нечто большее чем наше желание уничтожать! Человечеству конец! Но на обломках его мы построим новую цивилизацию. Мы – омега старого мира и альфа нового! Неужели ты не понимаешь! Мы уже давно не люди. На вот, ознакомься. – он протянул какой-то прямоугольник… фотографию, голографическую. Ух какую старую. 2038 года. За 2 года до первой волны. Я посмотрел на часы. 20 июня 2080 года. Вторая волна. Ровно 40 лет нам было дано чтобы подготовиться. Но мы этого не сделали. Я снова взглянул на фото. Там стоял человек… Наверное… Совсем не похожий на нас. Кожа такого цвета… Кремового, только… бледнее. Тёмные волосы… Красиво… Голубые глаза. Нет, только радужка, а зрачок чёрный. Уши аккуратно заканчивались на уровне бровей. Он улыбался… Ровные белые… нет желтоватые зубы. Я прокрутил в памяти последний раз когда я утром смотрелся в зеркало… Белая кожа… почти ослепляющая… не человеческая… Такие же волосы… Острые уши, достающие почти до макушки. Глаза… Абсолютно чёрная радужка и белые зрачки. А зубы… вот зубы почти человеческие только в верхнем ряду слишком длинные выпирающие клыки… Мы уже не люди. Даже внешне. Мы приспособились, прогнулись под этот изменчивый мир. Мы уже потеряли себя. Помню мы с друзьями нашли какую-то карточку… страницу из журнала, там было написано что самый сильный человек мира поднял в 17 лет 216 кг. Мы подумали что там описка, потому что в свои 14 вдвоём катали многотонные валуны… Оказывается не было описки. Но мы ещё можем всё вернуть. Если не облик, то природу… Мы не должны потерять это. Тогда, сорок лет назад упал метеорит с первичным веществом. Из него в итоге появились они. Я думал метеорит упал в Антарктике. Но он обрушился на землю здесь. Именно поэтому Азия и могучая Россия пали первыми… В Антарктике они просто ждали. Ждали часа чтобы вернуться. Они дождались…

- Почему сейчас? Почему мы?

- Мы пришли с ними. Мы их лидеры. Мы просто были как люди. Наша семья, весь наш род изменялся вместе с людьми. Чтобы понять, когда нанести решающий удар, когда время смести человечество с лица земли. Сейчас я могу приказать им уйти ещё на сорок лет, а могу дать команду идти в атаку, идти дальше. Мы не люди. Даже если в тех животных и осталось что-то от людей, то мы не они. Мы пришли очень издалека. Со временем тебе откроется история наши «врагов» мне она открылась несколько лет назад. Тебе она должна открыться со дня на день. Пойдём со мной братишка. Мы нашли новый дом для нашей великой цивилизации. Мы покорили множество миров и не знали поражения. И мы с тобой станем во главе нового мирового порядка.

- Это не моя цивилизация. И как насчёт Николая?

- Он – боец. Он призван защищать. Он не смириться. Ему память вообще не откроется. Он не пойдёт с нами. Он слишком слаб. Мы будем сотни лет править миром братишка.

- Сотни лет?

- Конечно! Мы не стареем. Мы не болеем. Никогда. Нам не нужно еды чтобы прожить. Мы созданы покорять.

© Данный материал является лицензионным контентом защищённым авторским правом.

Комментарии:
1  ~Никто  4 28 Мая 2009 в 23:44 / Публикация
Ты моё мнение уже знаешь. Очень хорошо, следует только некоторые моменты подправить.
1
2  ~VasiaDeHell  159 29 Мая 2009 в 20:54 / Публикация
Рульный рассказик вышел!
Респект тебе АФФТАР!
Гони креатив в массы!!! ok
2

Для добавления комментариев необходимо зарегистрироваться и войти на сайт