Утро

Я переживаю из-за маленьких вещей, что уж тут поделать.

Вот поссоришься с другом, наговоришь гадостей сгоряча, сидите, сопите в разных углах планеты. И кажется, пара брошенных слов имеют значение.  Потом уже и не помнишь, что было не так, только как обижался и задумчиво шуршал конфетами под раздраженный чай.

Сегодня пойду на работу растерянно: ноги ватные, глаза мутные, а мысли как будто в киселе. Если не понимаете аналогию, я расскажу.

Представьте, что есть чан с холодным густым киселем, не желе, конечно, но такой консистенции, что пузырьки воздуха уже не выходят наверх. Так вот, в чане с киселем плавают мысли, они статичные, их отчетливо видно издалека. Протягиваешь руку и пытаешься схватить мысль. "Хвать", а она выскальзывает и улетает прочь. Пытаешься сделать это резче, но кисель сковывает движения, и просто не успеваешь. Вытаскиваешь руку, она липкая и сладкая, кисель же. А еще досадно, какие красивые были мысли.

Так вот, мысли плавают в киселе, хотя в целом все неплохо. Настроение терпимое, погода комфортная, даже белье подобрано по размеру и разношено, но незаношенно.

Иду на работу.

Иногда по дороге хочу взять кофе на вынос, хотя терпеть его не могу, но что поделать. Инстаграмные модели пьют кофе, гики тоже, вот и хочется почувствовать, что готов для съемки. Твоей никчемной жизни. Не хотелось об этом думать, пока вытаскивала мысль, она намокла как промокашка.

Намочила кроссовки, надеюсь никто не заметит.

– Привет, Зина – да, это обращаются ко мне. Да, мне тоже не нравится это имя.

– Привет, Кать, как утро? – я спрашиваю, потому что правда интересно, не знаю зачем спрашивают другие, но у меня так.

Катя начинает щебетать, как птичка, такая красивая и такая восторженная, просто глаз не могу оторвать. Кстати, у нее в руках кофе из «Ванильной ложки» (той, что на Димитрова, а не на Малышева, конечно), Катя говорит, что любит латте оттуда, и сегодня ее добросил молодой человек. Потому что любит, конечно. В ответ я получаю симметричный вопрос. Пауза.

Пауза. Мне нечего сказать.

Вообще, разговариваю я много и бессвязно, а пишу быстро и неграмотно (пока писала слово неграмотно допустила 3 ошибки, пришлось исправлять). Пытаюсь говорить хоть о чем-то: хотела взять кофе, удобное белье, намочила кроссовки. Черт. Я не хотела, чтобы это кто-то заметил и сказала сама. Да, это очень умно.

Что еще было утром? Позавтракала, немного поплакала, потому что я все еще злюсь.

Точно, вспомнила.

Вчера я поссорилась с другом, обычно мы цепляемся из-за мелочей, но не в этот раз. В этот раз сердце словно стало меньше. Я почувствовала невероятную четкость бытия, словно солнце светит так, что отражается от всех поверхностей сразу, словно воздух нагрелся до 40 градусов и все запахи стали обжигать, словно меня предали.

***

До обеда я не могла ни на чем сосредоточится, потому что гнев подкатывал куда-то к носоглотке, жаль, что от него нельзя избавится, как от простуды. Высморкать его, залить в нос нафтизин, а в горло люголь, закутаться в одеяло и все в порядке. Последнее, кстати, помогло бы. 

Вот, что происходило все это утро: 

Я работаю, разговариваю с людьми, делаю свое дело. 

Кто-то говорит что-то веселое, я смеюсь.

Я встаю, сбрасываю все со стола, опрокидываю стол. 

Я подхожу к двери, хватаю стул и кидаю его так сильно, как только могу. Стеклянная перегородка офиса лопается.

Я бегу в соседний кабинет и прежде, чем кто-то что-то говорит, я втыкаю ручку в глаз  живого человека. 

Я вращаю ее, чтобы увидеть, как боль скапливается у на уголках его рта.

Я выхожу из кабинета и начинаю биться головой об стену до тех пор, пока мозг не встанет на место. 

Я иду в курилку и вдавливаю в кожу горячую сигарету. Зачем я это делаю?

Сажусь и начинаю работать.

Вот так это происходит, сначала не контролируешь мысли, потом сложнее контролировать действия. Рано или поздно грань между реальностями размывается и вместо того, чтобы представить, делаешь то, что делать не должен. Поворачиваю голову к стеклянной перегородке, вижу свое уставшее лицо. Это хорошо, что она целая. А вот руку саднит.

***

Так, тряпка, соберись в холст и нарисуй картину.

***

Все думаю, почему так происходит и что со мной не так. Напротив меня сидит Серега, бесит неимоверно. Он хороший парень, очень улыбчивый и стеснительный, а еще делится конфетками, когда мне плохо. Поэтому и бесит. Он общается с кучей народу и сразу завоевывает их простые, ничем не примечательные сердечки. А еще он знает английский и хорош собой.

Поворачиваюсь к перегородке, вижу свое лицо. Скулы, конечно, можно было бы подправить, а вот остальное крах. Не понимаю нарциссов, они же смотрят в зеркало и думают: "Боже, как я хорош, вот бы заняться с собой сексом". Что-то такое. 

Не сказала бы, что есть на что жаловаться, просто плохое настроение порождает плохое мироощущение, а оно отражается на лице. Смотрю и вижу, как человек в моем отражении зол. Кажется сейчас он встанет и перевернет стол. Смотрите-ка у него в руках ручка.

***

Мы с Катей пошли за обедом, не могу ничего есть, только пью сладкое молоко с банановым вкусом. Оно, кстати, скорее не со вкусом бананов, а с оттенком теплой спермы. Думаю, что все  девочки это замечают, поэтому производитель делает акцент на других вкусах линейки: карамель, клубника, мороженное. Банановое  я обычно оставляю мужчинам, они не сильны  в ассоциациях. 

Катя, кстати, прекрасна. Я смотрю на нее и удивляюсь, почему такое прелестное создание все еще здесь и как его никто не украл. Нет, внешность-то у нее обычная, но есть что-то внутри. Жизнь какая-то. 

Жизнь в наших краях давно не водится, непонятно, откуда взялась эта. Не хочу, чтобы кто-то это украл, чтобы кто-то это испортил или испохабил.

Имейте совесть.

© Данный материал является лицензионным контентом защищённым авторским правом.


Комментарии:
Для добавления комментариев необходимо зарегистрироваться и войти на сайт